Первоисточники -> Труды -> К.Птолемей

 
Клавдий Птолемей - Тетрабиблос. Часть 2


Проект "Manuscripta astrologica"

Публикация подготовлена Д.Куталёвым по переводам с английского и греческого языков
Г.П.Хлуновской, А.А.Капраловой, Н.А. Додоновой и Ю.А.Данилова

Клавдий Птолемей

"Математический трактат в четырёх книгах",
известный также под названиями "Тетрабиблос", "Четверокнижие", "Апотелесматика" и "Искусство предсказаний для Сируса"


КНИГА 1

2. О том, как и насколько достижимо знание астрономическими методами

Всего лишь несколько соображений понадобится для доказательства каждому того факта, что некая сила, исходящая из вечного эфирного вещества*1, распределена повсюду и пронизывает всю область вокруг Земли, которая тем самым подвергается изменениям, поскольку такие первичные подлунные элементы, как воздух и огонь, подвержены влиянию движения эфира и, в свою очередь, вызывают изменения во всём остальном: в суше, воде и обитающих там растениях и животных. Солнце вместе с окружением всегда оказывает тем или иным способом влияния на всё, что ни есть на Земле; это происходит не только посредством изменений, которыми сопровождаются  времена года, вызывая рождение нового поколения животных, плодоношение растений, течения вод и изменения тел, но и посредством своего ежедневного обращения, порождающего регулярное чередование тепла, влажности, сухости и холода в зависимости от своего положения относительно зенита. Также и Луна, как ближайшее к Земле небесное тело, оказывает сильнейшее влияние на всё земное, ибо большинство земных предметов, одушевлённых и неодушевлённых, исполнено симпатии к Луне и изменяется вместе с ней: реки ускоряют или замедляют свой бег под воздействием ее лучей; моря чередуют приливы и отливы в зависимости от её восходов и заходов; а растения и животные полностью или какой-то своей частью прибывают и идут на убыль вместе с ней. Более того, перемещения неподвижных звёзд и планет по небу часто указывают на жаркое, ветреное или снежное состояние воздуха, что оказывает соответствующее воздействие на земные предметы. Аспекты светил относительно друг друга посредством сочетания и смешения их воздействий также приносят немало сложных изменений. Ибо хотя сила Солнца преобладает в общем управлении качеством, другие небесные тела оказывают помощь или противостоят ей в частных деталях; Луна делает это наиболее очевидно и непрестанно - например, когда она новая, полная или в четверти, - а звёзды*2 через более продолжительные промежутки и менее явно, то есть при их восходах, заходах и сближениях*3. Если ко всем этим материям подходить с такой точки зрения, то все согласятся с вытекающим отсюда следствием, по которому не только предметы, уже явленные, должны так и иначе испытывать влияние небесных тел, но и подобным же образом ростки семян и завязь должны облекаться в форму, соответствующую тому, что происходит с течением времени в небесах. Наиболее наблюдательные земледельцы и скотоводы предсказывают по ветрам, господствующим в момент оплодотворения животных и сева семян, что из этого получится*4; и в общем случае мы видим, что наиболее значимые последствия, соответствующие наиболее очевидным конфигурациям Солнца, Луны и звезд, обычно известны заранее даже тем, кто пытается предсказать будущее не научными средствами, а только исходя из своего опыта. То, что является следствием действия более мощных сил и более простых природных законов, например, ежегодной смены времен года или направлений ветров, воспринимается очень невежественными людьми и, более того, даже бессловесными тварями, ибо в основе таких явлений лежит действие Солнца. Менее общие явления известны тем, кто в силу необходимости вынужден проводить наблюдения. Например, мореплаватели знают особые признаки надвигающихся штормов и ветров, периодически возникающих под влиянием аспектов Луны и неподвижных звёзд относительно Солнца. Но из-за недостатка образованности они не могут точно определить время и место этих явлений, равно как и периодичность движения планет, оказывающих сильное влияние на наблюдаемые явления, и потому нередко ошибаются. Если же человек настолько хорошо знает движения всех звезд, Солнца и Луны, что от его внимания не ускользнёт ни место, ни время каждой из их конфигураций, если он научился различать их природу в процессе длительного изучения (хотя, возможно, усматриваемое им различие затрагивает не существенные, а лишь наблюдаемые качества, такие как, жар, исходящий от Солнца, или влажность от Луны и так далее), и если он в силах определить на основании всех этих данных как научным путем, так и с помощью логических умозаключений, отличительный признак качества, являющегося результатом сочетания всех этих факторов, то что может помешать этому человеку, исходя из взаимосвязей явлений, охарактеризовать в каждом конкретном случае состояние воздуха и предсказать, например, что он будет теплее или более влажным? Почему бы ему также не постичь основное качество темперамента какого-то человека на основании того, что окружало того в момент рождения, то есть, что он, например, имеет такое-то и такое-то тело и такие-то, такие-то душевные свойства, а также не предсказать некоторые события, используя тот факт, что такое-то и такое-то окружение соответствует такому-то и такому-то темпераменту и способствует процветанию, тогда как другое не является столь же подходящим и предрасполагает к потерям? Но довольно об этом, ибо возможность такого знания должна быть вполне понятна из приведённых и подобных им аргументов. 

Последующие соображения позволяют прийти к выводу, что бросаемые науке упрёки в неспособности к предсказанию, хотя и звучат вполне правдоподобно, лишены оснований. И здесь прежде всего ошибки тех, кто в своей практике не слишком строго следует наставлениям, - а также многое другое, противоречащее тому, что следовало бы ожидать от столь важного и многостороннего искусства, - привели ко всеобщему убеждению, что даже сбывшиеся предсказания зависят от случая, а это неверно. Ибо такого рода случаи свидетельствуют о бессилии, но не самой науки, а тех, кто ее практикует. Кроме того, многие, ради корысти, исповедуют под тем же названием иное искусство*5 и вводят в заблуждение простаков, утверждая, что могут предсказать даже те явления, о которых просто невозможно знать заранее, тогда как более думающим людям они предоставляют случай высказывать неблагоприятное суждение и о тех предметах, которые в действительности являются предсказуемыми. Безусловно, это незаслуженно. Ведь то же самое происходит и с философией — не следует упразднять ее лишь на том основании, что на звание философа претендуют несколько явных мошенников. Тем не менее, ясно, что даже тот, кто подходит к астрологии, глубоко проникнувшись духом исследования и следуя правилам, может ошибаться, не в силу уже указанных причин, а из-за глубинной сущности явления и своей личной слабости по сравнению с величием того, чем он занимается. Ибо помимо того, что любая наука, имеющая дело с качеством рассматриваемого ею предмета, носит предположительный характер и ничто утверждаемое ею не абсолютно (особенно если наука состоит из множества разнородных элементов), совершенно верным является и то, что конфигурации планет в древности*6, на основании которых мы приписываем аналогичным аспектам те же действия, что наблюдались астрологами прошлого, могут в большей или меньшей степени быть подобны современной картине по прошествии длительного периода времени; однако они не будут идентичными, поскольку возврат всех небесных тел и Земли в точно то же самое положение, если человек не одержим тщеславным представлением о своей способности постигать и знать непознаваемое, либо не происходит вообще никогда, либо случается в период времени, выпадающий за рамки человеческого опыта*7. Именно поэтому предсказания иногда оказываются неверными, то есть причина заключена в несоответствии примеров, на которых они основываются. Применительно же к атмосферным явлениям, единственная трудность состоит в том, что ничто другое, кроме движения небесных тел, в расчёт здесь не принимается. Однако при исследовании, касающемся гороскопа и темперамента отдельной личности, можно легко проследить, что существуют обстоятельства не меньшей важности и отнюдь не пустякового характера; они-то в совокупности и определяют качества рождённых. Ибо различия в семени оказывают огромное влияние на отличительные черты рода, поскольку даже при одинаковом окружении и небосклоне каждое семя стремится выразить присущую ему форму, например, человека, лошади и так далее; места рождения вызывают немалые изменения в том, что появляется. Так при семени, принадлежащем одному роду, например, человеческому, и одинаковых условиях окружения, те, кто приходит в мир, сильно отличаются друг от друга как в смысле тела, так и души, в зависимости от страны, где они родились*8. Более того, даже если все упомянутые выше условия одинаковы, то воспитание и обычаи оказывают особое влияние на образ жизни. Если каждую из указанных выше вещей не изучать вкупе с причинами, обусловленными окружающим, хотя и считается, что последнее имеет самое большое влияние (окружение — одна из причин, заставляющих эти явления быть тем, что они есть, не оказывая, в свою очередь на него никакого воздействия), они могут стать значительной помехой для тех, кто верит, что в подобных случаях все может быть постигнуто лишь на основании движения небесных тел, включая даже то, что совсем не входит в сферу его влияния.

Но коль скоро это так, нам не следует отвергать все подобные предсказания по той лишь причине, что они иногда бывают неверными; мы ведь не подвергаем сомнению искусство составления лоцманской карты из-за содержащихся в ней ошибок; но когда претендуют на многое и тем более на пророчества, мы должны радоваться всему, что возможно, и считать, что этого достаточно. Не следует также слепо и по свойственному людям обыкновению требовать от этого искусства всего сразу, а надо постараться оценить его красоту даже в тех случаях, когда не удалось получить исчерпывающий ответ. И точно также, как мы не обвиняем врачей в том, что они принимают во внимание как саму болезнь, так и особенности осматриваемого пациента, мы не должны протестовать против использования астрологами в качестве основы для выводов таких особенностей как национальность, страна, воспитание и прочих имеющихся второстепенных черт.


ПРИМЕЧАНИЯ 

*1. Эфир, или пятый элемент (квинтэссенция), противопоставляется другим четырём элементам - огне, земле, воздуху и воде; это доктрина Аристотеля.

*2. Очевидно, что под звёздами здесь подразумеваются, главным образом, планеты, а под восходами и заходами - гелиакические восходы и заходы.

*3. Ю.Данилов в своём переводе придаёт этому предложению совсем иной смысл: "в новолунии, в первой четверти или в полнолунии звёзды видны на больших расстояниях друг от друга и кажутся менее яркими, чем при их восходах, заходах и сближениях".

*4. Этот фрагмент перекликается со следующей фразой Цицерона из его сочинения "О предсказании": "Многие врачи, многие управители, землепашцы многое предчувствуют" .

*5. Дж.Кардано приводит ряд примеров этого, ссылаясь, среди прочего, на геомантов, строящих сложнейшие предсказания лишь на том, что человек родился в определённый день недели или месяца, на арифмологов (нумерологов), предсказывающих будущее, подсчитывая численные эквиваленты букв, образующих имя человека, и т.д.

*6. Явная ссылка на многовековые наблюдения месопотамских астрологов (халдеев). Некоторые древние авторы даже утверждали, что наблюдения халдейских астрологов охватывали период до 720 000 лет.

*7. Имеется в виду концепция отдельных пифагорейцев и стоиков о Великом годе - гигантском периоде времени, спустя который все земные события начинают повторяться.

*8. Проблемы астрологической этнологии Птолемей расматривает в первых трёх главах второй книги, а в 10-й главе четвёртой книги он подчёркивает, что во всех случаях рождения такие общие соображения, как национальность и возраст, преобладают над более частными вопросами.

 


Перейти к следующей главе

Вернуться к предыдущей главе

Перейти на оглавление книги


Обсудить на форумах A*R*G*O


Первоисточники > Труды

На титульную страницу


TopListbe number one


Продажа арматура 14

продажа арматура 14

Агар агар купить в спб

агар агар купить в спб, предложение от компании nordena нордена.