Дэвид ХЭМБЛИН

Астрологические модели реальности

Проблема моделей реальности имеет важнейшую связь с астрологией, поскольку астрологи работают исходя из видения реальности, которое вне Эйнштейна, вне Юнга, вне Дарвина и вне великих религиозных мыслителей; они работают с другим измерением реальности, для которого нет принятой модели. Поэтому чрезвычайно важно, чтобы астрологи выясняли — для себя и для других — модели мироздания, с которыми работают, и в поисках астрологической истины рассчитывали, какой предельной рациональности и какой всеобщей красоты хотят достичь.

Если взглянуть с этой точки зрения на астрологическую теорию и практику, обнаружим, что разные астрологи исходят из различных моделей реальности. Некоторые модели в какой-то мере совместимы, т. е. допускают соединение с другими в единую обобщенную модель, но в других случаях кажутся несовместимыми, и если исходить из астрологической истины, пришлось бы принять одну модель и отказаться от другой.

Рассмотрим некоторые основные модели (или видения реальности) натальной астрологии. Мы не будем касаться мунданной и предсказательной астрологии, а также предельных случаев. Рассмотрим только модели природы астрологических эффектов в пределах карты рождения.

Прежде всего о модели "ящиков", согласно которой небеса делятся на большое число "ящиков" с резкими (или довольно резкими) границами-линиями между ними. Имеются две системы "ящиков": одна, называемая знаками, делит зодиакальный круг; другая, называемая домами, делит диурнальный круг. Слово "дома", конечно, сразу показывает, что мы имеем дело с моделью "ящиков": дома имеют резкие границы и твердые стенки, так что можно быть внутри или вне их, и нельзя, за исключением очень узкой точечной области, называемой входом, или порогом, быть наполовину внутри и наполовину вне дома.

Каждый из домов имеет определенный набор присущих ему качеств. Планеты при движении по зодиакальному и диурнальному кругам входят и выходят из различных "ящиков", принимая на себя при движении в пределах каждого "ящика" присущие ему свойства. Поэтому влияние планеты на человечество в каждый конкретный момент является сочетанием неизменных качеств планеты с качествами "ящиков", которые она временно занимает. Кроме того, два набора "ящиков" постоянно движутся относительно друг друга (что, например, приводит к смене различных знаков на асценденте), и это оказывает свое влияние даже без участия планет.

Традиционно имеем двенадцать знаков и двенадцать домов, поэтому модель "ящиков" придает особое значение числу двенадцать (и числам три и четыре, из которых оно состоит, поскольку "ящики" делятся на три группы по четыре и на четыре группы по три в каждой). Другие числа, как пять и семь, на которые двенадцать не делится, не могут играть роли в схеме. Правда, мы говорим о пятом и седьмом домах, но эти цифры относятся только к долям двенадцати: пятый дом — это пять двенадцатых пути по кругу от асцендента. И это единственный способ, каким числа типа пяти могут быть допущены в модель "ящиков".

Также по традиции две системы "ящиков" связаны друг с другом. Знаки "начинаются" с Овна, а дома — с асцендента. Овен имеет качества, общие с первым домом от асцендента, и так далее по кругу. Две системы "ящиков" находятся в фазе одна с другой только тогда, когда первая точка Овна (которой Солнце достигает при весеннем равноденствии на полпути от крайнего юга до крайнего севера) находится на асценденте (на полпути между низшей и высшей относительно горизонта точками).

Зиппора Добинс [5], видимо, пошла дальше других астрологов, превращая эти представления в согласованную теорию. Она заметила, что двенадцать домов и знаков составляют по двенадцать "букв" астрологического алфавита.

Модель "ящиков" — освященная временем система в астрологии, работающая и в настоящее время. Астрологи по-новому интерпретируют "ящики" в свете новейших психологических теорий и условий современного мира, и многие выполнили при этом блестящие работы. Если теория "ящиков" не является самой истиной, она кажется очень полезным приближением к истине, и отказываться от нее следовало бы с осторожностью. И все же внутренне я всегда был не удовлетворен моделью "ящиков", — кажется неправдоподобным, чтобы в небе были резкие разграничительные линии и что "ящиков" должно быть обязательно двенадцать. Если принять версию Поляни о природе научного поиска, подобные интеллектуальные сомнения должны играть определенную роль в формировании нашего видения реальности.

Согласно другой модели — сетей (или связей) — качества планеты в данный момент времени определяйся ее связями с другими планетами (тем, с какими планетами она связана и какими связями). Теория астрологических аспектов построена на этой модели. Сущность ее в том, что когда угловое соотношение между двумя планетами оказывается близким к определенному значению дроби (например, одной трети круга), между ними образуется связь, имеющая качество числа — делителя дроби (в данном случае числа три). Следовательно, планеты связаны между собой сложным паттерном связей, вместе образующих сеть межпланетных взаимодействий. Традиционно модель имеет дело только с числами один, два, три (и их произведениями), но нет причин не распространить это на все другие числа. Поэтому модель сетей (в отличие от модели "ящиков") не придает особого значения каким-либо конкретным числам.

В западной астрологии модель сетей сосуществует с моделью "ящиков", и большинство современных астрологов привержены к соединению этих двух теорий. Но эти теории — очень плохие партнеры. В соответствии с моделью "ящиков", если планета находится в "ящике", то неважно, в 1-м или в 29-м градусе, например, Тельца. В соответствии же с теорией сетей планета в 0-м градусе Водолея находится в квадратуре с планетой в 1-м градусе Тельца (и с планетой в 29-м градусе Овна), но в трине с планетой в 29-м градусе Тельца (и с планетой в 1-м градусе Близнецов). Поэтому теория сетей как бы говорит, что нет резких разграничительных линий между "ящиками" и что 29-й градус Тельца больше похож на 1-й градус Близнецов, чем на 1-й градус Тельца, а это равносильно представлению, что "ящиков" нет вообще.

Теория диссоциированных аспектов Маргарет Хоун [6] (согласно которой трин между 0° Водолея и 29° Тельца слабее, чем трин между 0° Водолея и 1° Близнецов, так как пересекает границу между знаками) является попыткой разобраться с этой проблемой, но не разрешает существенного противоречия между двумя теориями.

Далее рассмотрим модель волн, которая особенно ассоциируется с работами Джона Эдди, а следовательно, с гармониками. Теория волн в прямом противоречии с теорией "ящиков", так как утверждает, что в небе нет резких разделительных линий. Наоборот, переходы от одного качества к другому постепенны, как и колебания между различными качествами.

Модель волн полно описана Джоном Эдди в главах 2 и 3 "Гармоник в астрологии". Он пишет: "Волны, с которыми мы будем иметь дело, называются синусоидальными... Синусоидальные волны образуются простым гармоническим движением — качающегося маятника, камертона или световых волн" [7]. Первая гармоника состоит из одной волны длиной 360°, вторая — из двух волн, каждая длиной по 180°, и т. д. Эти волны можно нанести по линии окружности.

Согласно теории волн качества планеты в данное время определяются ее положением на большом числе гармонических волн. В одной гармонике она может располагаться на гребне волны, в другой — на впадине, а в третьей гармонике — между гребнем и впадиной.

Эта модель лучше других объясняет открытие Гоклена (рассмотренное в первой части главы 22), что планеты имеют особые "зоны высокой интенсивности" в пределах диурнального круга. Обнаруженный им факт, что пики интенсивности вблизи асцендента и МС сильнее, чем вблизи десцендента и 1С, можно объяснить сочетанием сильной волны четвертой гармоники с более слабой волной третьей гармоники. Вблизи асцендента и МС пики сильны, потому что в этих областях гребни волн Н4 и Н3 почти совпадают, а вблизи десцендента и 1С пики слабее, потому что гребень волны Н4 почти совпадает с впадиной волны Н3.

В "Гармониках в астрологии" Джон Эдди утверждает, что такие волны существуют не только в диурнальном круге (заменяя традиционные дома), но и в зодиакальном круге (заменяя традиционные аспекты). Он утверждает, что вся астрология может быть объяснена "видением реальности", имеющим революционное значение для определения того, что истинно в астрологии и что нет.

Однако, обращаясь к более позднему исследованию Джона Эдди о значении Марса в диурнальном круге, обнаруживаем, что модель волн становится неадекватной. Действительно, по теории волн наличие или отсутствие конкретного качества может быть объяснено гребнями и впадинами. Но это более позднее исследование Эдди показывает, что в пределах каждой гармоники имеется много различных качеств, представляемых различными точками на круге, так что вопрос не сводится лишь к наличию или отсутствию одного качества. Это ясно на примере первой гармоники (представляющей круг самого неба): север в оппозиции к югу, но и восток в оппозиции к западу, а северо-восток в оппозиции к юго-западу. Поэтому нельзя описывать первую гармонику только через отсутствие или наличие качества "северности", так как при этом получается, что нет разницы между "восточностью" и "западностью". Но работа Эдди показала, как и можно было ожидать, что это справедливо и для других гармоник. Так, вторая гармоника — это та, в которой север-юг в оппозиции к востоку-западу, и также северо-восток — юго-запад в оппозиции к северо-западу — юго-востоку. Аналогично Марс во второй, третьей и четвертой гармониках занимает множество различных позиций, и каждая из них имеет определенное значение. Чтобы увязать это в теории, необходимо отказаться от модели волн и заменить ее моделью циклов, в которой гармоники рассматриваются не как волны, а как циклы. Так, первая гармоника зодиакального круга рассматривается как единый цикл из 360°, в котором 0° Овна в оппозиции к 0° Весов, 0° Тельца в оппозиции к 0° Скорпиона и т. д. Вторая гармоника состоит из двух циклов, каждый по 180°: 0° Овна — то же, что 0° Весов и оба в оппозиции к 0° Рака и 0° Козерога. Третья гармоника состоит из трех циклов и т. д. В рамках этой модели не нужно стремиться найти положения гребней и впадин, а надо обнаруживать качества, присущие каждой фазе каждого цикла. Уверен, что это наилучшая модель для объяснения результатов Джона Эдди, и эта его последняя работа как бы провозглашает, что вся астрология может быть истолкована на основе циклов, а не волн.

В соответствии с моделью циклов качества планеты определяются ее положением среди большого (а по существу потенциально бесконечного) числа гармонических циклов. Каждый из циклов (и каждая фаза внутри цикла) должен быть изучен отдельно до составления общей картины. Практически в связи с моделью циклов (а также и с моделью сетей, если распространить ее за пределы традиционных аспектов) возникает проблема необычайного возрастания сложности астрологией становится ясно, что картину в целом охватить невозможно никогда. Исчезает простота модели "ящиков", когда, разобравшись в значении двенадцати "ящиков", мы все в ней понимаем. Для некоторых это обстоятельство может послужить поводом отвергнуть модель циклов. Но концепция гармонических циклов очень проста и, как мне кажется, удовлетворяет критерию Поляни о рациональности и интеллектуальной красоте.

Есть еще две модели, о которых необходимо упомянуть. Первая — это модель структур, лежащая в основе теории срединных точек Эбертина [8]. Эбертин и его последователи считают, что качества планеты в данное время частично определяются ее положением относительно срединной точки (в этой точке или в аспекте к ней) между двумя другими планетами или кардинальными точками. В любой карте рождения число таких соотношений, связанных со срединными точками, велико, так что образуются сложные системы межпланетарных взаимодействий. Значение каждой планеты формируется из значений всех срединных точек, которые она занимает. Эту модель можно рассматривать как развитие модели сетей, позволяющую связывать три и две планеты. При этом модель сетей усложняется, затрудняется ее понимание на концептуальном уровне.

Вопрос совместимости модели структур с другими моделями сложен, и мы не будем на этом останавливаться. Но практически как срединные точки, так и гармоники вносят массу новых сложностей и неопределенностей, и трудно развивать оба этих направления одновременно. Большинство астрологов-практиков, видимо, захотят сделать выбор между ними. В теории Эбертина четвертая гармоника считается особенно важной, а все другие гармоники (кроме первой) игнорируются. Если ввести другие гармоники в теорию срединной точки, число этих точек астрономически возрастет, и работать с ними станет очень трудно.

Наконец, упомянем модель, как бы лежащую в основе теории планетарных гармоник (см. Примечание). Я назвал бы ее моделью "монополька", так как в соответствующей игре участник получает 200 ф. ст. каждый раз, как проходит знак "Go". Точно так же в соответствии с теорией планетарных гармоник планета получает резкое приращение энергии каждый раз, как проходит 0° Овна. Модель того же типа, видимо, лежит в основе старой теории "угловых, сукцедентных и кадентных домов", согласно которой планета получает резкий прирост энергии каждый раз, как проходит одну из кардинальных точек. Эта модель выглядит не совместимой со всеми другими моделями.

Примечание. Согласно методу "планетарных гармоник", разработанному Джоном Грейгом, каждая планета в карте рождения "вибрирует" с гармоникой, связанной с положением в Зодиаке (начиная с 0° Овна). Так, если Солнце в 22°15' Льва, то Солнце вибрирует с гармоникой 360 : 142,25. Грейг далее утверждает, что можно построить карту планетарной гармоники Солнца, в которой зодиакальные положения всех других планет, Асцендента и МС умножаются на это отношение. Подобным образом карты планетарных гармоник могут быть построены для любой планеты.

 

Личное мнение

Рассмотрев очень схематично ряд моделей астрологических эффектов, выскажу теперь собственную позицию. Не утверждаю, что мои взгляды абсолютно верны. Но они кажутся мне истинными в настоящее время в свете моего понимания фактов и стремления их осмыслить. Другие астрологи, рассматривая факты с других позиций и, возможно, с другим ощущением интеллектуальной правоты, могут прийти к другим выводам. И все же убежден, что мои взгляды верны, поскольку только так я ощущаю смысл астрологии. Они составляют личное знание по Поляни.

Что касается зодиакального и диурнального кругов, модель циклов кажется корректной. Она соответствует всему, что мы знаем о физической Вселенной, в частности, о солнечной системе: круглая форма планет, круговая природа их спина и почти круговая форма орбит, циклы дня и ночи и сезонов, цикл астрологического года. Это непрерывные циклы, не имеющие начала и конца, и внутри циклов нет резких разграничительных линий между стадиями или фазами.

Разумно предположить, что циклы астрологии, основанные на физических циклах, подобны им. Можно считать удобным начинать зодиакальный круг с 0° Овна, а диурнальный круге асцендента (как удобно праздновать Новый год первого января), но необходимо знать, что реально эти начальные и конечные точки сотворены человеком и что в природе нет фиксированной начальной точки, а есть только непрерывный цикл: "Все реки текут в море, но море не полно; в то место, откуда текут реки, они вернутся вновь" [9].

Аналогично мы должны знать, что нет резких границ между циклами. Июнь может оказаться теплее мая, но первого июня резко не теплеет. Аналогично, если считать, что существуют качества, присущие участку Зодиака, называемому Овен, и другие качества, присущие участку, называемому Телец, надо считать, что одни качества постепенно примешиваются к другим.

Эти выводы кажутся мне самоочевидными для первой гармоники зодиакального круга (которая является циклом года) и для первой гармоники диурнального круга (являющейся циклом дня и ночи). Но если это так, то это должно быть справедливым и для других гармоник. Третья гармоника зодиакального круга есть цикл от огня через землю, воздух, воду обратно к огню, и если Овен постепенно сливается с Тельцом, то отсюда следует, что в третьей гармонике огонь постепенно сливается с землей.

Это согласуется с представлениями Эдди о значении Марса в диурнальном круге. Значение Марса определяется его положениями в большом числе гармонических циклов, и каждая фаза каждого цикла имеет свое специфическое значение. Все же при объяснении результатов исследований Джона Эдди мы исходили из существования некоторого числа "ящиков", которые назвали секторами: без введения этих "ящиков" трудно было бы понять значение секторов. Это указывает на универсальную тенденцию человеческого мышления — разделить на категории, чтобы понять. Мы отделяем май от июня, весну от лета, знак Овна от знака Тельца, даже зная, что реально между ними нет резких границ.

До тех пор, пока мы помним, что "ящики" вводятся только для удобства и облегчения понимания и что реально происходит постепенный переход от качеств одного "ящика" к качествам другого, вреда от этого нет. Но всегда есть опасность, что "ящики" застынут и приобретут свое собственное значение, а мы перестанем считать цикл непрерывным и поверим вместо этого в "ящики", которые сами же мысленно создали.

Что касается других девяти планет диурнального круга и всех десяти планет зодиакального круга, до сих пор нет системы интерпретации, которую можно было бы вывести из традиционной системы двенадцати знаков и двенадцати домов. Поэтому приходится либо использовать традиционную систему, либо вообще отказаться от попытки интерпретации. Даже если поверить в модель циклов, все же придется использовать традиционную систему, поскольку мы убеждены, что она дает приемлемое приближение к реальности. Но при этом необходимо помнить, что "ящики" — создание человека, а реально должен быть постепенный переход от одной фазы цикла к следующей.

До сих пор говорилось только о зодиакальном и диурнальном кругах. Но если вернуться к аспектуальному кругу, получим совершенно иную ситуацию.

Аспектуальный круг есть круг аспектов между любой парой планет от соединения к оппозиции и обратно к соединению. Наиболее известный аспектуальный круг — это цикл фаз Луны, являющийся аспектуальным кругом Солнце — Луна. Он имеет ясную и очевидную начальную точку — соединение (новолуние). Цикл взаимоотношения между двумя телами начинается с точки, где они находятся вместе, или в единстве друг с другом (единичность), и заканчивается в точке, где это единство достигается вновь.

В этом круге не только четкие точки начала и конца цикла, но и четко определенные и значимые точки внутри цикла. На полпути по кругу имеется точка (оппозиция, или полнолуние), где соотношение между двумя телами, очевидно, имеет природу двоичности. В пределах цикла есть также две точки (трины), где соотношение имеет природу троичности, и т. д. Другими словами, в этих точках образуются связи между планетами, имеющие природу конкретных чисел. В этих точках нет постепенного перехода, но резкий пик конкретного качества.

Наиболее подходящая модель для аспектуального круга — модель сетей, а не циклов. Говоря так, я, конечно, следую астрологической традиции, но расширяю ее, чтобы включить аспекты, основанные на таких числах, как пять, семь и девять, обычно игнорируемых астрологами. Я подчеркиваю, что карта содержит сложную сеть межпланетных связей, основанную на аспектах между парами планет, и что эта сеть может быть детально изучена с помощью карт гармоник. Более того, мне кажется, что мы знаем гораздо больше о том, как интерпретировать эти сети аспектов, чем о том, как интерпретировать циклы диурнального и зодиакального кругов. Поэтому исследование сетей аспектов — основной предмет этой книги.

Способ интерпретации аспектов между планетами зависит от того, какую модель использовать — сетей или циклов. В рамках модели сетей можно обнаружить неожиданные и резкие пики в точках, где связи между планетами наиболее сильны, в рамках же модели циклов можно ожидать, что обнаружится паттерн плавных изменений, в котором соединение не обязательно более важно, чем какая-то другая точка цикла, и "расходящиеся" и "сходящиеся" аспекты имеют различные значения, так как относятся к различным фазам цикла.

Моя приверженность модели сетей основана на поразительном факте, с которым я постоянно сталкивался при изучении карт гармоник, что привело меня к написанию этой книги: точные аспекты чрезвычайно сильны. Когда аспект между двумя планетами в карте очень близок к точному, кажется, что между этими планетами мощная связь, доминирующая в личности. По обе стороны от точного положения сила аспекта убывает, хотя менее точный аспект может быть еще достаточно сильным, если является частью сети из трех или более аспектов. Видимо, это вполне согласуется с моделью сетей, но трудно объяснимо с помощью модели циклов.

Сознаю, однако, что, склоняясь к модели сетей при объяснении аспектуального цикла, я расхожусь с Джоном Эдди в убеждении, что вся астрология может быть истолкована с позиций волн или циклов. Сам Эдди кажется непоследовательным в этом отношении. В главе 14 книги "Гармоники в астрологии" он объясняет аспекты с помощью модели сетей, в другом же месте [10] он рассматривает аспектуальный круг с позиций волн или циклов и представляет результаты, более соответствующие модели циклов. Возможно, истинное представление об аспектуальном круге даст комплексная модель, содержащая элементы и циклов, и сетей, но мне пока непонятно, как такая модель будет работать.

 

Материал изложен по книге:
Хемблин Д. Карты гармоник./ Пер. с англ. А.Е.Вольпяна. - М.: ЦАИ, 1994.

 

Выскажите своё мнение!

 

Астрологическая библиотека

Вернуться на основную страницу


TopList