Александр ЧИЖЕВСКИЙ

Физические факторы исторического процесса

Вернуться к оглавлению

III. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОЛНОГО ЦИКЛА.

Побудительным поводом к раздроблению каждого цикла на 4 периода послужили данные, полученные в итоге исследований исторических событий развивавшихся параллельно с соответствующими изменениями cолнцедеятельности. Анализируя ход каждого события в отдельности и затем сравнивая известные этапы его с аналогичными по времени cолнцедеятельности этапами других исторических событий, не трудно было притти к заключению, что, несмотря на отсутствие какой-либо связи между ними, все они протекают как бы по тождественному руслу, делая в известные моменты аналогичные подъемы, повороты и падения. К этому анализу были привлечены самые разнообразные события всемирной истории, начиная с древне-греческих и римских восстаний и походов и кончая революциями и войнами новейшего времени. Формальные соответствия развития исторических явлений, не имеющих иногда между собою ничего общего ни в пространстве, ни в историческом времени, но обладающих определенным паралеллизмом эволюции, являются побудительною причиною предполагать существование некоторого переодически действующего фактора, стоящего вне зависимости от местных временных или пространственных условий и наделяющего течение разнообразных исторических событий внутренне-обязательной, почти универсальной закономерностью и морфологической тождественностью. Отличительные признаки последней хотя и не стационарны, но подвержены колебаниям лишь в известных пределах.

Синтезируя собранный материал, мы получили для каждого периода историометрического цикла следующие, кратко излагаемые здесь, характеристики, своего рода идеал формы, лежащей в основе каждого историометрического цикла, освобожденного от разнообразных случайностей и поверхностных явлений временного или местного значения.

I. Первый период историометрического цикла (период минимальной возбудимости).

Характерные черты этого периода следующие: разрозненность масс, индифферентизм масс к вопросам политическим и военным, миролюбивое настроение масс, уступчивость, терпимость и т. д.

Появление этих психологических признаков у исторически действующих масс человечества в первый период цикла сопровождается, обычно, отсутствием желания какой бы то ни было борьбы за идею или право, а потому влечет за собой легкую капитуляцию, сдачу в плен, бросание оружия, бегство с поля битвы и пр.

Такое поведение отдельных индивидов или целых групп принуждает правящие сферы государства к соответствующим мероприятиям: заключению с врагом ряда перемирий и, наконец, мира; капитуляции на тяжких условиях, открытию дипломатических сношений, объявлению нейтралитета, затем к роспуску войск и т.д. В мемуарах современников и в исторических исследованиях этот период отмечается общим миролюбивым настроением, нежеланием вступать в какие-либо споры, концом военных действий и торжеством принципа невмешательства во многих областях международной и национальной военно-политической жизни. Эти факты историки пытаются объяснить истощением нравственных и физических сил, психическою усталостью после пережитых волнений, разладом государственного единства, прекращением влияния ранее объединяющей причины, небоеспособностью, падением или уходом вождей, потерявших доверие масс и власть над ними и т.д.

Устремления человечества в других сферах деятельности также видоизменятся: поток общественной жизни, попадая в русло успокоения и мира, получает возможность приложить свой тихий ход к достижению иных целей, к решению иных проблем. Здесь берет начало духовная деятельность человека, создаются культурные ценности, чистое искусство и наука ставятся в край угла общественной жизни, сменяя собою бурную накипь недавних дней и обесценивая своими достижениями всё созданное наспех и непрочно. В период минимума человечество стремится к успокоению, отдыхает от тревог предшествовавших лет и набирает физические силы для неотвратимо приближающейся новой эпохи треволнений.

Исследование исторических событий, имевших место в 1-периоде, позволили установить ряд фактов, согласно которым период минимальной возбудимости способствует:

1) заключению мирных договоров;
2) завоевательным экспедициям не массового характера;
3) капитуляции;
4) оккупации;
5) максимальному сокращению парламентаризма;
6) усилению единовластия или правлению немногих.

II. Второй период историометрического циила (период нарастания возбудимости).

Психологическая и историческая сложность этого периода потребовали весьма обширных изысканий, в результате которых нами было собрано значительное количество относящегося к данному периоду материала. Здесь мы принуждены будем ограничиться лишь общим схематическим замечанием.

Уже начало этого периода в исторических сочинениях характеризуется значительно большим подъемом возбуждения масс, чем в период предшествовавший. Единения масс еще нет; только мало-помалу начинают вновь организовываться распавшиеся к периоду минимальной возбудимости партии и группы, намечаются вожди, определяются программы. Сила внушения снова проявляется на массах: государственные деятели, полководцы, ораторы, пресса восстанавливают свое значение. Вопросы, политические и военные, начинают показываться из-за горизонта общественной жизни и постепенно обостряются.

Тенденция к персеверации однородных мыслей замечается повсюду, заполняя собою умственную деятельность масс. Помимо воли индивидов, сосредоточение на однородных военных или политических темах, при наличии, конечно, к тому располагающих причин, постепенно возрастает; идеи, обращающиеся в массах, начинают доминировать.

Еще в разрешении важных государственных вопросов замечаются колебания и нерешительность, еще выводы не созрели окончательно, но уже могут греметь приготовления к войне, международное положение осложняется. Однако еще не решаются выступать в открытую борьбу или объявлять войну: еще медлят, ожидая подходящего момента и предчувствуя его походу посте пенного нарастания общего возбуждения масс. Действительно, вскоре, через год, два, а иногда и меньше, берет вверх единодушное требование масс, направленное на решение тех или иных вопросов. Теперь даже лица, стоящие вдали от военных или политических дел, бывают принуждены присоединить себя к той или иной политической или военной группе.

В конце второго периода, который постепенно может принять бурный характер и обнаружить нетерпение и нервность народных масс, мы замечаем одно из самых важных явлений военно-политической жизни сообществ, а именно: стремление к соединению различных народностей, составляющих данное сообщество, в целях защиты или нападения, и слияние различных политических группировок для противодействия другим политическим группировкам.

Значение этого периода заключается в том, что он полагает основу дальнейшему развитию исторических событий на протяжении данного цикла в данном человеческом сообществе и, отчасти, даже предрешает их ход в период максимальной возбудимости. Рассматриваемый период не всегда и не во всех человеческих сообществах занимает одинаковый промежуток времени; длительность или краткость его определяются состоянием солнцедеятельности - с одной стороны и многообразием политико-экономических и пр. факторов - с другой. Кроме того, данный период принимает, в зависимости от тех же причин, различные формы проявления.

В течение второго периода следует различать три главных фазы в порядке постепенного их развития:

1) возникновение в массах идей;
2) группировка идей, и
3) выявление одной основной идеи в массах данного человеческого сообщества к начальному моменту III периода.

1) Возникновение основных идей во время первой фазы периода нарастания возбудимости находится в прямой зависимости от внутренних государственных политике экономических и международных военно-политических факторов, имеющих в этом случае равноценное значение: экономического состояния государства, степени организованности и устойчивости власти и государственного аппарата, международного положения - угрозы войны, блокады, оккупации и пр., а равно и от различных настроений и идей, блуждающих в больших массах. Если в данный момент в данном сообществе нет никаких факторов недовольства существующим строем или порядком вещей, вышеуказанные явления могут не возникнуть, чем будет обусловлено более или менее спокойное течение историометрического цикла. Однако, все же нет никаких гарантий, что в дальнейшем развитии цикла не возникнут резкие осложнения; действительно, почти всегда, даже при манимальном наличии возбуждающих причин, последующий период может ознаменоваться какими-либо частными событиями с местным участием масс.

2) Носители возникших таким образом идей могут послужить психическим центром образования отдельных групп, объединенных одною основною идеею. Этот процесс протекает в соответствии с классовым сознанием, степенью материального обеспечения и личными качествами каждого отдельного индивида. Образовавшиеся таким путем группы могут выдвинуть из своей среды нового руководителя, чтобы подчинить свое психическое неравновесие определенному психическому центру, где суммируются привходящие идеи, преобразуясь в однообразные директивы и создавая определенные формулы действия организовавшейся группе.

3) Третья фаза развивается из второй и состоит:

a) в выявлении одной верховной идеи, поглощающей многие групповые идеи;
b) объединении целого ряда отдельных групп вокруг верховного психического центра, подчиняющего массу, и 
c) массовом сосредоточении на одной идее.

Все три фазы второго периода развиваются иногда вполне механически, без организующего участия действующих индивидов, чем подготовляются совершенно неожиданные эффекты массового единства к приближающемуся началу III периода историометрического цикла - периоду максимальной возбудимости. Таким образом, назревает необходимость разрешения в первую очередь первого основного вопроса, волнующего массы в человеческом сообществе.

III. Третий период историометрического цикла (период максимальной возбудимости).

Это главный этап развития каждого цикла, разрешающий всемирно- исторические проблемы человечества и основополагающий новые исторические эпохи. Он побуждает человечество к величайшим безумствам и величайшим благодеяниям: он воплощает идеи в жизнь путем пролития крови и лязга железа. Если бы мы пожелали дать сравнительно-историческую характеристику этого периода, нам пришлось бы повторить главнейшие события всемирной истории: все они, как показали произведенные сопоставления деятельности Солнца и человека, происходили в эпохи напряжения активности первого. В этом периоде имели место величайшие революции и величайшие столкновения народов, начинавшие новые эры в жизни человечества и оправдывавшие этим страшную формулу Гераклита Темного: "Polemos panton esti pater kai basileus" - война отец и царь всего. Параллелизм деятельности двух удаленных одно от другого веществ - солнечной и мозговой материи - с особенною яркостью и наглядностью проявляется, именно, в течение данного периода.

Здесь мы не можем останавливаться на рассмотрении значительного количества материалов, собранных при исследовании периода максимальной возбудимости. В "Основах Историометрии" этому вопросу уделяется не одна страница. Здесь мы укажем лишь на те главные факторы, наличие которых в массах обусловливает собою возникновение и развитие решающих событий в человеческих сообществах:

1. Возбуждающее действие на массы народных вождей, полководцев, и т.д.;
2. Возбуждающее действие настроений и идей, обращающихся в массах;
3. Быстрота возбудимости от единства психического центра;
4. Размер территориального обхвата массовым движением;
5. интеграция и индивидуализация масс.

Никогда влияние вождей, полководцев не достигает такой огромной силы, как в период максимального напряжения пятнообразовательной деятельности Солнца. В этот период иногда бывает достаточно одного вовремя сказанного слова или одного жеста, чтобы двинуть целые армии и народные массы. Одно мановение вождя увлекает под знамена разнородные национальности, входящие в состав государства, противоречащие партии, составляющие сообщество. В эту эпоху слово вождя - крылатое слово – делает изумительное дело: его слушают, ему повинуются, а, между тем, целые потоки увещеваний, раздававшиеся в период минимума на каждом шагу, не могли привести к желанному результату. Теперь даже имя вождя, произнесенное вслух, вызывает могучий подъем воодушевления. Массы идут за вождем слепо, не рассуждая, увлеченные омутом острого возбуждениями экстаза.

Сила влияния вождей механически выдвигает одаренных личностей над массами, не считаясь с традиционными нормами и установившимися законами. И вот, на верхах массовых движений мы видим величайших военных и политических гениев, каких только знавало человечество, духовных вождей, поборников свободы, основателей различных человеческих ассоциаций. Все они, пробившись сквозь толщу народов, как яркие воплощения устремлений масс данного момента, уже возглавляют их и при их помощи кладут начала новым человеческим образованиям, новым формам социальной жизни, новым видам духовных исканий. Подобные выдвижения, как показывает специальное исследование всеобщей истории, могут совершаться лишь в случае единения масс, а последнее наблюдается исключительно в эпохи и моменты усиленной деятельности Солнца.

Не менее важное значение имеют идеи, обращающиеся в массах к периоду максимальной возбудимости. В этом случае влияние изустной агитации, а также прессы может приобрести решающее значение на исход того или иного политического или военного движения.

Период максимальной возбудимости, по справедливости, может быть назван периодом выявления лица народных масс и звучанием голоса народа. Историки становятся в тупик перед фактами, указывающими на то, что идеи, о которых не смели говорить год – два тому назад, теперь высказывались открыто и смело, массы становились нетерпеливее, беспокойнее, возбужденнее; они начинали возвышать голос, требовать и вооружаться. Демонстрации делались злобнее и неприязненнее, народные собрания не протекали мирно: массы властно требовали с мечом в руке признания своих решений; порывы более не сдерживались и, немедля подхваченные массами, вели к ниспровержению всего того, что волновало и тревожило умы. Единичные капризы и выходки тотчас становились законом, и каре предавался всякий, кто пытался противоречить им; населением овладевала глубокая ненависть к своим врагам, которые предавались истреблению, будучи парализованы каким-то дивным волшебством.

В период максимальной возбудимости иногда бывает достаточно малейшего повода, чтобы массы воспламенились, подняли восстание или двинулись на войну. Даже один слух, пущенный в обращение массам, может повлечь всеобщее волнение и мятеж. То, что в период минимума вызывает обычно спокойное обсуждение, в рассматриваемое время возбуждает массы и влечет восстания, войны, кровавые эпизоды. Массы жаждут движения, войска сдерживаются с трудом, солдаты склонны к мятежу, народ - к анархии. Словом, возбуждение возрастает необычайно и человеческий организм как бы требует разряда. Это объясняется тем, что совокупность указанных .причин вызывает резкое изменение нервно-психического тонуса масс, повышая их нервно- психическую реакцию на внешние раздражения. Индивиды оказываются не в состоянии подавить своей повышенной рефлекторной возбудимости, обнаруживая очень значительные реакции даже на слабые и ничтожные раздражения.

Записки современников свидетельствуют о поразительной быстроте распространения народных восстаний и массовых движений вообще, имевших место в период максимальной возбудимости. Вот, например, несколько описаний скорости распространения восстаний, почерпнутые из разных источников: восстание охватило страну с необычайною быстротою; в несколько дней были подняты на ноги огромные области; к восставшим присоединялось все население, как по мановению магического жезла; мятеж распространился по государству с быстротой урагана; восстание вспыхнуло почти одновременно в разных частях страны, привлекая под свои знамена огромные толпы народа; гул восстания со скоростью громового удара прокатился над всей страной; пламя международной войны охватило огромные пространства и все народонаселение - от мала до велика приняло участие в восстании. Недаром еще Тит Ливии назвал социальные конфликты "заразительным мором".

Помимо быстроты распространения массовых движений, следует отметить так же и значительность территориального обхвата. Действительно, восстание, начавшееся где-либо в одном государстве, может, при наличии известных условий, проникнуть и в соседние страны. История знает примеры, когда войны, восстания и другие массовые движения, в небольшой промежуток времени, охватывали огромные пространства - Земли многих народов и даже целые континенты .

Основою вышеизложенного является единодушие масс, которое особенно отчетливо обрисовывается в этот период при разрешении каких-либо военных или политических вопросов. Теперь, по одному зову вождя, могут собраться под боевые знамена десятки, сотни тысяч людей, воодушевленных одною мыслью, одним желанием. На месте вражды воцаряется единодушие и общая мысль воспламеняет умы. Это единодушие в период максимального возбуждения способно на чудеса; даже недавние враги и те могут сделаться друзьями, чтобы противостоять вместе сильнейшей и грозной опасности или чтобы решить общий и важный для всех вопрос. В такие моменты отчасти стушевывается национальность, партийность, социальное положение; частные распри затихают и все, кто должен, спешить указанным сборным пунктам. Словом, во имя каких-либо военных предприятий, походов, восстаний и пр. в стране устанавливается полное согласие и мир между противоречивыми и ранее враждовавшими элементами государства. В такие моменты вся страна, как один человек, готова преследовать намеченную цель. Это сознание единства  полной солидарности в массах уничтожает все споры и пререкания. Психическое заражение или взаимовнушение достигает своей наивысшей точки, и массы превращаются в собирательную личность, коллектив индивидуализируется.

Это влечет за собою различные явления, свойственные всякой борьбе, и массовые движения обычно претерпевают аномальные уклонения. Иногда разгар борьбы вскрывает всю обширную область человеческого безумия, неуравновешенности и страсти. Стихийные насилия, ожесточение, остервенение, эпилептическое исступление, жажда мщения, эпидемии убийств, паник, погромов, опустошительных набегов, отчаянных битв, массовых истреблении, кровавых бань, а также мятежи, бунтарства, сопряженные с проявлением фанатизма и героизма, достигают своего апогея. Массы и толпы могут ликовать при виде самых ужасных насилий, зверств, убийств. Ими изобретаются мучительнейшие казни. Безумие воплощается в жизнь. То, что считалось невозможным и диким в период минимальной возбудимости, в период максимума вполне может идти рука об руку с моралью и возвышенностью преследуемых идеалов. Перед этими порывами и проявлениями как масс, так и отдельных индивидов, вследствие необычайного состояния психического возбуждения, должны заглохнуть чувства опасности, самосохранения, даже инстинкт.

Таким образом, подготовляется почва для решения вопросов всемирно-исторического характера - та почва, на которой воздвигаются системы человеческих сообществ. Здесь происходят события, едва ли имеющие равных себе в прочих периодах историометрического цикла. Мы констатируем факт, что величайшие революции, войны и прочие массовые движения, созидавшие системы государств, полагавшие начало поворотным пунктам истории и колебавшие жизнь человечества на территориях целых материков, стремятся совпадать с эпохою максимального напряжения солнцедеятельности и развить наивысшую интенсивность в моменты его наивысших напряжений.

Исследование исторических событий, имевших место в III периоде, позволило установить ряд фактов, согласно которым период максимальной возбудимости способствует:

1) объединению масс;
2) выдвижению вождей, полководцев, государственных деятелей;
3) торжеству идей, поддержанных массами;
4) максимальному развитию парламентаризма;
5) демократическим и социальным реформам;
6) народовластию, и ограничению единовластия;
7) восстаниям и смутам, бунтам, мятежам, революциям;
8) войнам, походам, экспедициям;
9) эмиграциям, переселениям, гонениям и др. вспышкам массовой деятельности человека.

Иллюстрацией вышеизложенного могут послужить несколько примеров из огромного числа совпадений солнечной и человеческой активности, встречающихся на протяжении всемирной истории.

Цифрами обозначены даты эпох (амплит. 2-3 г.) максимальной деятельности Солнца (по летописям, хроникам и астрономич. данным), вполне синхроничной с важнейшими историческими событиями.

Поворотные пункты всемирной истории:

1492 - падение мусульманского ига в Испании; открытие Америки; начало новой истории.
1789 - великая Французская революция; начало новейшей истории.
1917 - Революция в России, имеющая всемирно-историческое значение.

Важнейшие восстания и революции:

1306 - великое восстание в Англии;

1358 -       "            "          во Франции;

1368 -       "            "          в Китае;

1381 -       "            "           в Англии;

1525 -       "            "          в Германии;

1648 - революция в Англии;

1789 -            "      во Франции;

1830 - Июльская революция;

1848 - Февральская революция и общеевроп. кризис;

1860 - восстание в Италии;

1870 - Парижская Коммуна;

1905, 1917 - Революция в России.

Крестовые походы:

1094-96 - I крестовый поход.

1147 -     II     "             "

1187 -     III    "             "

1194 -     IV    "             "

1212 - крестовый поход. детей.

1224 - V крестовый поход.

1270 -     VII  "              "

VI крест. поход, начавш. в 1248 г. (минимум) был соверш. не массами, а Людовиком IX с небольшим количеством войск.

Переселения народов:

374; 409; 449-481-452; 568.

Массовые гонения на евреев:

1093 - Ю. Европа;
1144 - Германия и Италия;
1182 - Франция;
1215 - 3. Европа.
1290 - Англия;
1306 - Франция;
1348 - Европа;
1391-94 - Испания, Франция;
1481 - Испания;
1491-94 - Испания, Литва;
1704 - Украина;
1830 - Европа;
1849 - Европа;
1881-82 - Россия, Венгрия и др.;

Гонения на христиан:

303; 362; 575; и другие.

Кровавые эпизоды всеобщей истории:

1185 - избиение латинян в Фессалониках;
1204 - разрушение Византии;
1520 - бойня в Стокгольме;
1560 - резня в Васси;
1572 - Варфоломеевская ночь во Франции;
1588 - Лондонские казни;
1739 - Делийская резня;
1768 - Уманьская резня;
1792 - Сентябрьские убийства (след. minimum в 1799) во Франции;
1860 - резня христиан на Востоке;
1896 - резня в Константинополе и мн. др.

Выдвижение народных и духовных вождей, реформаторов, полководцев, государ. деятелей.

395 - Аларих;
441 - Аттила;
536 - Витигес;
536 - Велизарий;
622 - Магомет;
719 - Карл Мартель;
1096 - Петр Амьенский;
1146 - Бернар Клервосский;
1306 - Роберт Брюс;
1365 - Виклиф;
1367 - Тамерлан;
1381 - Уот Тайлер;
1402-1412 - Гус;
1420 - Иван Жижка;
1429 - Ж. д'Арк;
1489 - Савонарола;
1519-1525 - Лютер; Цвингли; Ваза; Мюллер;
1537 - Иг. Лайола;
1605 - Лже-Дмитрий;
1605 - В. Шуйский.
1612 (max. 1615) – Минин, Пожарский.
1625 - Жмайла;
1625 - Ришелье;
1626 - Валленштейн;
1637-1639 - Павлюк, Гуня; Остраница; Александр Лесли;
1648 - Б. Хмельницкий;
1648 - Ол. Кромвель;
1648 - Евг. Савойский;
1769 - Гайдер-Али;
1777 - Лафайет;
1777 - Вашингтон;
1788 - Суворов;
1805 - Веллингтон;
1839 - Шамиль;
1948-1960 - Гарибальди;
1870 - Мольтке;
1870 - Гамбетта;
1917 - Керенский;
1917 - Ленин.

На основании вышеизложенного можно сделать предположение, что такие выдающиеся лица древности, как Мильтиад, Фемистокл, Кимон, Перикл, Лизандр, Пелоиид, Эпаминонд, Ганнибал, Марий, Сулла, Спартак, Кателина, Верцингеторикс, Цезарь, Германик, Цивилис и мн. другие впервые появившись на арене обще-ственной жизни, или впервые приобрели общественное значение в эпохи максимумов пятнообразовательной деятельности Солнца (По историометрической таблице легко увидеть, что перечисленные лица выдвинулись как раз в серединах концентраций исторических событий).

Обратим внимание на таб. 2 , представляющую собою распределение всех важнейших битв с V в. до Р.Хр по год Р.Хр.

Таб. 2.  Важнейшие битвы VII-I в.в. до Р.Хр.

Расположив даты замечательнейших битв древности за 5 веков по столетиям и десятилетиям, легко усмотреть две бросающихся в глаза закономерности, которые наблюдаются в распределении данных событий во времени. Первая из них заключается в изумительном совпадении цифр, стоящих на месте единиц и десятков любой исторической даты одного столетия с цифрами, стоящими на месте соответствующих единиц и десятков в исторической дате другого столетия, или через одно-два-три столетия, Например:

496 — 394 — 295 — 197     466 — 66                    418 — 218
490 — 390 — 191/190         362 — 260                   410 — 212
480/479 — 280 279              340 — 241  — 42         606/604 — 406/405
371 — 272 — 74/72            433 — 333/331 — 30    401 — 301 — 202 - 102/101
168 — 69                            526 — 425 — 225

Другая закономерность наблюдается в распределении этих же дат в каждом столетии. Оказывается, что даты, указанных битв отстоят одна от другой, в большинстве случаев, на числа, кратные 10-11 годам, т. е. на промежуток времени между одним и другим максимумом солнцедеятельности. Например:

V век: 490—480; 466—433; 433—425; 425—415; 415—405;
IV век: 390—371; 371—362; 362—340; 340—331; 381—301;
III век: 280—272; 272—270; 260—241; 241—222; 222—212; 212—202;
II век: 197—190; 190—168; 168—102;
I век: 86—74; 74—66; 66—46; 46—80.

Возьмем еще несколько примеров, показывающих ту же кратность дат многих исторических событий:

375— 476 (101 г.) — главные волны велик. переселения народов;
622— 632 ( 10 л.) — эпоха деятельности Магомета;
1224—1235 ( 11 л.) — главные волны нашествия татар на Россию;
1380—1480 (100л.) — главные этапы свержения татарского ига;
1389—1448 ( 59 л.) — гл. этапы борьбы турок с христианским миром; 1-ая и 2-ая битвы на Косовом поле;
1460—1471 ( 11 л.) — гл. этапы войны А. и Б. Розы в Англии;
1481—1492 ( 11 л.) — гл. этапы борьбы с маврами в Испании;
1489—1498 ( 9 л.) — эпоха деятельности Савонаролы;
1562—1572 ( Юл.) — два кровавых эпизода: бойня в Васси и Варфоломеевская Ночь;
1614—1789 (max.—max.) — годы двух созывов Etats generaux во Франции;
с 1614 г. (max. солнцедеят.) по 1789 (max. солнцедеят.) Etats generaux не созывались вовсе;
1702—1714 (12 л.) — война за Испанское наследство;
1789—1804 (15 л. max.—max.) — конечные этапы республик, строя времени В. Ф. Революции;
1830—1848 (max.—max.) — июльская револ. во Франции — февральская револ. и общеевропейский кризис;
1848—1860 (max.—max.) — восстания Гарибальди;
1905—1917 (max.—max) — 1 и 2 революции в России.

Подобных примеров можно было бы привести много.

Таким образом, по эпохам максимумов, от максимума до максимума, а иногда  и через несколько максимумов, колеблется историческая жизнь народов, следуя директивам космического фактора. Эти колебания можно обнаружить на протяжении всей истории человечества. Если мы, напр., попробуем наметить главные этапы в жизни греческих государств и Рима, то убедимся в замечательном их распределении.

В том же соотношении с деятельностью Солнца находятся и все прочие массовые явления, имеющие место в человеческих сообществах, а именно:

1) Образование религиозных, военных, политических, художественных, торговых корпораций, ассоциаций, союзов, лиг, товариществ и пр. Наприм.
Союз Ломбардских городов    ..... 1167 (maximum солнцедеят.)
»   Ганзейских              »           ..... 1241        »              »
»   Швейцарских          »           ..... 1352        »              »
»   Швабских                »           ..... 1381        »              »
Камбрейская лига                  ........ 1508        »              »
Ратисбонская  »                     ........ 1524        »              »
Шмалькальденская лига           ...... 1530       »              »
Лига свящ. Единения            ........ (1576)      »              »
(Максим. актив. лиги свящ. един.)..1587—88 »             »
Аугсбургская лига                 ......... 1686        »             »

2) Распространение различных учений – политических, религиозных и пр.; распространение  ересей и религиозных смут, паломничества, политических заговоров подчинены той же закономерности. Так напр., социальные "теории pacпространялись, главным образом, в периоды максимальной возбудимости: женевские и лионские анархисты—1880—82 г.г., парижские и лютихские анарх.—1892. Проследим в кратких чертах историю революционного движения в России в прошлом столетии (по проф. А. Туну и др.).

1815 — «Арзамас»; 1816 (max.)— первое в России политическое о-во; 1817 — первое в России тайное о-во (Пестель); 1825 (нач. назр. max.) — восстание декабристов: 1837 (max.) — кружок Станкевича: 1848 (max.) — кружок Петрашевского; 1861 (max.) — освобождение крестьян; 1862 — волнения в России; 1868 (min. сонцед.) — закрытие журн. "Колокол", вследствие падения тиража до min.; 1869 — (max. в 1870 г. — нач. распростран. социалистич. учений; 1870 — «Народное дело;» краткое возрожден. «Колокола». Кружок Чайковского; 1871 — Нечаевский процесс; 1872 — деят. Бакунина и Лаврова; начало эпохи «хождения в народ»; о-во Долгушина; 1875 (к minimum'y) — дезорганизация социалистич. пропаганды в России; 1876—77 — «Земля и Воля», "0бщее дело"; 1878—9 — назревание солнечной деятельности ознамено-валось переходом к терроризму; 1879 — нач. основ, рев. раб. организации под руков. Исп. Комитета; 1880—81 (к max.) — оживление рев. движения в России: крестьянские волнения, бунты, вооруженные сопротивления полиции и войскам, покушения, убийства, массовые еврейские погромы; 1879—1882 — возникают рево-люцион. органы: "Народ. Воля", «Черный передел», «Зерно»; «Вольное Слово», «Правда», «Балтийский федералист» и др.; 1887(к min.)—1895 — затишье револ. движ. в России.

3) Локализация возбуждения в различных идеях а также на увеселениях, зрелищах и пр. Напр., идеи всех 8 крестовых походов, без исключения, получили свое начало и особенно интенсивно распространялись в периоды максимального напряжения деят. Солнца. Идея о светопреставлении, долженствовавшим произойти в 1000 году нашей эры, начала волновать мир средневековья еще за 10 лет до ожидавшегося события (993 г.—max.). Идея о «мире Господнем», возникшая в 1030 (max.), распространилась по всей Еоропе в 1040 (max,), фронда во Франции 1648—1653 г.г. (max.); процесс Дрейфуса 1894-96 г.г. (max.) и мн. др.

4) Массовые болезненные проявления нервно-психической деят. человека развиваются, главн, образом, в эпохи напряжения пятнообразования. Напр.:
1374 г.—Виттова пляска;
1500 г.—Увертетская психич. эпидемия;
1630 г.—психическая эпид. в Мадриде;
1642 г.—     „                „       , Лувье;
1728 г — 1738 гг. — Сен-Медарская психич. эпидемия.

5) Нельзя также не отметить того факта, что патологические эпидемии и пандемии чрезвычайно часто совпадают с периодом максимума.

Остановим наше внимание на развитии эпидемий холеры (cholera asiatica).

Исторические сведения о холере невелики. Ozanam утверждает, что холера была известна еще во времена Гиппократа, свирепствовала, главным образом, в Китае, когда и была описана китайским врачом Iang-Chon-Ко. По Haeser'y эпидемия холеры захватила в первой половине XI в. значительные области в Индии, часть азиатского материка и появилась в Константинополе.

Первые точные указания об опустошительных эпидемиях холеры в XIV в. мы находим у персидских писателей между 1364 и 1376 г.г. Русские летописи упоминают о наблюдениях солн. пятен в 1365 г. Китайские летописцы (по Hira-gama) говорят о больших пятнах на Солнце, виденных невооруженным глазом в 1370 г., т.е. как раз в период сильнейшего разгара холерных эпидемий, описанных персами. По Riegler'y эпидемия холеры появилась в Константинополе, Сирии, Аравии, Египте незадолго до завоевания Византии турками. Французский путешественник Sonnerat описал опустошительную эпидемию холеры в Индии, где она в течение трех лет с 1768 г. по 1771 г. унесла около 60000 жертв. Увеличение солнечной деятельности отмечено Штаудахером (Jean Gaspard Staudacher) в Нюрнберге и друг. наблюдателями в 1769 г., т.е. точно в период распространения холеры в Индии. Несомненны данные о значительных эпидемиях холеры на Коромандельском берегу в 1774 - 1780 г.г. Maximum солнцедеятельности отнесен к 1778 году. Известна эпидемия в Транквебаре, Мадрасе и пр. местах Индии в 1787—1790 г.г. Maximum пятнообразования отмечен астрономами в 1788 году.

Приблизительно с этого времени, благодаря развитию медицинских знаний, ведется строгий учет эпидемических распространений холеры, которая периодически совершает кругосветные путешествия и систематически посещает Европу, куда заглянула впервые в 1830 г. (max. солнцедеят.), если не считать кратковременного быстро потухшего пребывания ее в г. Астрахани в 1823 г. (min. солнцедеят.).

При исследовании распространения холерных эпидемий и пандемий (т.е. всеобщих эпидемий) мы придерживались порядка, принятого ныне в медицинской эпидемиологии, хотя следует заметить, что разделение движений холеры на какие-либо периоды не вполне точно. Дело в том, что холера никогда не исчезает с лица Земли, а лишь по временам затихает, сосредоточившись в каком- либо участке, чтобы снова с прежнею силою завоевать огромные пространства. Вот эти-то периоды затишья поразительно совпадают с затишьем пятнообразовательной деят. Солнца. Наоборот, при увеличении жизнедеятельности светила, холерные эпидемии иногда принимают всеобщий, угрожающий характер.

Сказанное с достаточною ясностью выражено в таблице 3, заимствованной, в некотором сокращении, из нашего специального исследования данного вопроса.

Таб. 3. Соотношение между развитием пандемий холеры в XIX ст.
и пятнообразовательною деятельностью Солнца.

Чумные эпидемии и пандемии несколько уклоняются от точной одновременности с ходом периодических процессов на Солнце, но статистический подсчет свидетельствует, что состояние Солнца и связанное с ним состояние человечества также отражается на развитии и распространении чумных микроорганизмов. За период времени в несколько столетий пандемии чумы совпадали с эпохою максимумов солнцедеятельности около 30 раз, с эпохою минимумов - 8 раз; между макс. - мин. - 6 раз и между мин. - макс. - 2 раза (Исследование этого вопроса нами еще не закончено).

Сильнейшие эпидемии инфекционных болезней, как показали произведенные сопоставления, также очень часто совпадают с максимумами активности Солнца.

IV. Четвертый период историометрического цикла (период падения возбудимости).

Период падения возбудимости в историко-психологическом отношении не менее интересен, чем предшествовавшие ему периоды. Он может также изобиловать крупными событиями, но, обычно, в этом периоде лишь завершаются те из них, которые возникли далее.

Период падения возбудимости является как бы отголоском предшествовавшего ему бурного периода борьбы, волнений, высшая степень напряженности которых уже миновала, и чувствуется общая потребность в успокоении и мире. Если идет война - жар ее мало по малу угасает, наблюдается вялость в военных действиях, темп их замедляется.

Теперь впервые начинает ощущаться пресыщение войною, грабежом, кровью. Соблюдение военных обязательств, договоров перестает быть необходимым; союзные страны не дают боевой поддержки; сепаратизм начинает появляться все чаще и чаще; военные союзы распадаются.

Ещё продолжающиеся передвижения войск походят на судороги умирающего, и толпы воинов с тем же нетерпением жаждут мира, как недавно жаждали войны. В это время движение вражеских войск, если последние еще достаточно дисциплинированы, не встречает серьезного сопротивления. Между тем, так недавно вся страна встречала появление врагов огнем и мечем. Постепенно армии превращаются в непослушное стадо и быстро редеют; солдаты разбегаются толпами, стремясь домой, a общее воинственное настроение в массах сменяется миролюбивым.

Вожди, полководцы, ораторы теряют те силы, которые в предшествовавший период сковывали массы и принуждали их к повиновению. Массы уже с трудом подчиняются внушению.

Вновь возникшие войны или восстания не разгораются, а быстро утихают, заканчивать миром на снисходительных условиях. Если годом или двумя ранее и можно было бы поднять восстание теперь это не удается и все попытки ни к чему не приведут. Историки часто удивляются тому факту, что элементы противодействия не собираются воедино, как это имело место в жизни страны так недавно, не возмущаются, не поднимаются одновременно во многих местах, а, наоборот, медлят, не решаются, действуя своею медлительностью разлагающим образом на все военные или политические союзы.
Это отсутствие единодушия в четвертом периоде историометрического цикла может быть названо подводным камнем, о который рискует разбиться всякое вновь-начатое восстание, всякая массовая деятельность, ибо сосредоточенное действие, вследствие уменьшения и расслабления связующих сил, становится уже невозможным. Затеянные походы или военные экспедиции подготовляются без воодушевления, даже с явным несочувствием. Восторженное настроение масс в пользу реформ, народного представительства, войн, восстаний и пр. ослабевает, сменяясь полным равнодушием. Действительно, все высказывают склонность к примирению, начинаются толки о мире. Эти толки слышатся в странах самых воинственных.

Понижение степени единодушного общения масс вызывает споры и разлад в коллективах, союзах, государствах. Последнее обстоятельство делает все человеческие группировки небоеспособными и нерешительными.

Вышесказанное в своей сложной совокупности приводит к отказу от недавних притязаний, и требования, которые ранее отстаивались с пеною у рта, сокращаются до минимума.

Наконец, общий упадок сменяется таким психо-физическим состоянием, которое может быть названо энервацией. Народные собрания и представительства разгоняются без протеста, восстания подавляются с легкостью, войны не разгораются, и мирные переговоры механически вызываются депрессивным состоянием масс, чему зачастую способствует физическое истощение и усталость.

Такова в кратких чертах морфологическая тождественность всех исторических циклов - "универсальные" смены поведения действующих масс человечества в течение каждого историометрического цикла.

Здесь мы известным образом схематизируем исторические явления, связанные с состоянием Солнцедеятельности. Не может быть сомнения в том, что все эти явления гораздо сложнее и запутаннее, чем они представлены у нас. Но, пользуясь этой схематизацией, которую во многих отношениях следует считать, как предварительную, мы можем идти вперед в объективном изучении данного вопроса. Остановимся теперь на некоторых общих замечаниях, касающихся течения историометрического цикла.

Смены поведения человечества особенно выпукло выступают при развитии длительных исторических явлений. Здесь ярко обрисовываются этапы то огромной энергии, подъема и воодушевления, то постепенный упадок этой энергии с переходом в состояние усталости и апатии. Затем, по истечении некоторого времени скова замечается общее оживление, волнение, нарастание возбуждения и наконец подъем политического или военного энтузиазма, свойственный периоду максимума. Длительные исторические явления, начавшиеся со второго периода историометрического цикла, дают идеальный пример изменений: на всем протяжении цикла. Все крупнейшие исторические события, охватывавшие целые страны и тянувшиеся несколько десятков лет, в своем развитии были подчинены колебаниям по циклу, что легко увидеть при изучений какого либо события в связи с изменением пятнообразовательных процессов на Солнце.

Правда, столь рельефное выделение различных периодов историометрического цикла не всегда бывает осуществимо; иногда приходится лишь ощупью подходить к определению их, угадывая границы по настроению масс народов, по их стремлениям, по духу истории данного момента.

Как известно, возмущение солнечной материи, выражающееся в появлении пятен, иногда возникает несколько быстрее, чем утихает, хотя промежуток времени между минимумом и следующим ближайшим максимумом, в среднем, почти равен промежутку времени между максимумом: и следующим ближайшим минимумом.

Количество исторических событий и, главное, степень интенсивности их развития стремятся во всех подробностях следовать изменениям кривой Солнцедеятельности, но в некоторых периодах историометрического цикла претерпевают значительные уклонения. Так иногда общечеловеческая деятельность достигает своего максимума незадолго до максимума Солнцедеятельности и остается на такой же высоте некоторое время и в начале IV периода. Бывает также, что максимум обще-человеческой военной и политической деятельности наступает не вполне одновременно с солнечным максимумом, а несколько запаздывает. Но если мы начертим среднюю кривую нескольких периодов пятно- образовательной деятельности Солнца, то она вполне совпадает с средней кривой нескольких историометрических циклов. Это показывает несомненную связь, существующую между этими двумя явлениями.

Кроме того, часто наблюдаются неправильности в отношении постепенного увеличения количества исторических событий с средним увеличением активности Солнца. Тогда кривая историометрического цикла лишь отдаленно напоминает синусоидальный ход явления; она похожа скорее на суточный ход температуры тифозного больного, подобный зубьям полукруглой пилы. Здесь наблюдаются резкие подъемы и падения, сдвиги и перебои. Все они зависят от самых много-образных, неподдающихся учету, частных, военных и политических причин, имеющих место в человеческих сообществах. Однако, необходимо заметить, что подъемы и падения в ходе кривой историометрического цикла могут возникнуть вследствие резких колебаний Солнцедеятельности. Это представляет из себя факт величайшей важности. Сюда следует отнести так же и то, что быстрое увеличение пятнообразования после минимума иногда вызывает ряд исторических явлений, быстро затухающих, но возникающих снова к периоду максимального возбуждения, постепенно увеличивая интенсивность своих проявлений.

Указанные, а равно и многие другие вопросы, касающиеся обосновываемой нами теории, исследуются и изложены в других наших трудах.

Окончив краткий обзор характерных черт каждой части историометрического цикла и установив соотношение между деятельностью Солнца и человечества, мы приведем основной морфологический закон историометрии, формулированный нами следующим образом:

Течение всемирно-исторического процесса составляется из непрерывного ряда циклов, занимающих промежуток времени, равный, в среднем арифметическом, 11 годам, и синхроничных в степени своей активности периодической  пятнообразовательной активности Солнца.

Каждый цикл имеет следующие историко-психологические особенности:

1) в средних точках течения цикла массовая деятельность человечества на всей поверхности Земли, при наличии в человеческих сообществах экономических, политических или военных возбуждающих факторов, достигает максимального напряжения, выражающегося в психомоторных пандемиях: революциях,  восстаниях, войнах, походах, переселениях, создающих новые формации в жизни отдельных государств и новые исторические эпохи в жизни человечества, и сопровождающихся интеграцией масс, выявлением их активности и правлением большинства.

2) В крайних точках течения цикла напряжение общечеловеческой деятельности военного или политического характера понижается до минимального предела, уступая место созидательной деятельности и сопровождаясь всеобщим упадком политического или военного энтузиазма, миром и успокоенною творческою работою в области организации государственных устоев, международных отношений, науки и искусства при дезинтеграции и депрессии масс и усилении абсолютистских тенденций власти.

Все возможные уклонения от основною закона вызываются причинами, лежащими вне зависимости от космического фактора, и являются лишь следствием главных событий, возникших в период максимальной возбудимости и не успевших, по тем или иным причинам, закончиться в пределах вызвавшего их периода.

Табл. 4. Схематическая сводка данных
полного историометрического цикла.


Перейти к ЧАСТИ 4:
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ОБЩЕЕ ВЛИЯНИЕ СОЛНЦА


Выскажите своё мнение!

Исследования в астрологии

Астрологическая библиотека

Вернуться на титульную страницу


TopListbe number one