Андрей ПАТИНОВ

Знаки на доске, или

Атака Скорпиона

(окончание)

На начало статьи

Весы 23.09 – 23/24.10

Характеристика:

Команда:

  1. Акиба Рубинштейн 12.10.1882 Польша
  2. Руслан Пономарёв 11.10.1983 Украина
  3. Олдржих Дурас 10.10.1882 Чехия
  4. Роберт Файн 11.10.1914 США
  5. Серафино Дюбуа 10.10.1817 Италия
  6. Джонатан Спилмен 02.10.1956 Англия

Комментарий: Весы – единственный знак, ни один представитель которого не играл в матчах на первенство мира (финал чемпионата ФИДЕ Пономарёв–Иванчук, как и, скажем, Халифман-Акопян, - всё-таки из другой оперы). Да и по-настоящему классных шахматистов среди Весов было не так много, как будто природа отдыхала на них, перед тем как народить сверхмощное племя Скорпионов. С другой стороны, совершенно очевидно, что шахматы, как правило, вовсе не весовское занятие, для которых главное в жизни – чувство гармонии и баланса. Чтобы побеждать в шахматах, равновесие, наоборот, надо уметь нарушать в свою пользу. Стоит сразу отметить, что дата рождения Дураса в разных источниках расходится (10 и 30 октября), и не исключено, что чешский шахматист должен всё же пополнить многочисленный отряд шахматных Скорпионов. В этом случае шестым участником команды Весов станет советский и армянский гроссмейстер, двукратный участник матчей претендентов, чемпион СССР и победитель двух шахматных олимпиад Рафаэл Ваганян. Весы в мировых шахматах представляют также советские шахматисты Вячеслав Рагозин (многолетний тренер и секундант Ботвинника, поистине только гармоничные Весы могли “ужиться” с великим чемпионом-Львом) и Виталий Цешковский, которому в 1976 году на межзональном турнире в Маниле лишь пол-очка не хватило для того, чтобы стать претендентом, а также, сильнейший, после Кереса, эстонский гроссмейстер, претендент 1988 года Яан Эльвест и один из секундантов Фишера, неоднократный чемпион США Артур Бисгайер. Среди современных шахматистов, наряду с Пономарёвым и Ваганяном, на высоком уровне выступают лучший на сегодня голландский шахматист Люк Ван Вели и чемпион олимпиады 2002 года россиянин Сергей Рублевский, а на будущее подаёт надежды последний на сегодня чемпион мира среди юношей армянин Лев Аронян.

Роковую роль в шахматной судьбе поляка Акибы Рубинштейна сыграла первая мировая война. В 1907-1913 годах он выиграл большое количество крупнейших международных турниров и считался единственным достойным соперником Ласкера в матче за звание чемпиона мира. Этот матч был назначен на осень 1914 года, но недостаток средств, а впоследствии и война, сорвали намеченный поединок. По ёё окончанию, один из величайших шахматных игроков всех времён Рубинштейн уже не смог выйти на прежний высокий уровень (хотя изредка выигрывал в турнирах, побеждал в матчах Шлёхтера и Боголюбова, а в 1930 года внёс огромный вклад в победу Польши на шахматной олимпиаде, набрав на первой доске 15 из 17 очков) и достойно конкурировать с Капабланкой и Алёхиным. Присущее Весам чувство красоты и гармонии проявилось у Рубинштейна в элегантных комбинациях, умению удивительно гармонично строить игру от первого хода до последнего (по мнению Рети, именно Рубинштейн создал “самые совершенные шахматные партии во всей послестейницовской эпохе”), и, особенно, в способности виртуозно разыгрывать эндшпили, прежде всего ладейные.

Украинец Руслан Пономарёв имеет отличный шанс стать сильнейшим шахматистом своего знака, но для этого ему необходимо преодолеть определённые личностные проблемы. Неуклонная стремление к устойчивости и равновесию очень часто оборачивается у Весов жутким формализмом в отстаивании собственных интересов. Конфликт Пономарёва с ФИДЕ 2003 года – яркий тому пример, тем более, что требование последнего “необъединённого” (хочется надеяться) чемпиона ФИДЕ дополнительных льгот в полуфинальном матче объединительного цикла против Каспарова выглядят абсурдно. Что касается чисто шахматных аспектов, нельзя не признать колоссальный талант юного украинца, основанный, прежде всего, на универсальности, безошибочности в принятии решений и отличной психологической устойчивости во время партии. И если победа юного шахматиста на чемпионате ФИДЕ 2001-2002 года попахивала сенсацией, то последовавший вскоре успех на супертурнире в Линаресе (второе место после Каспарова) подтвердил правомерность пребывания Пономарёва в мировой элите.

Чешский шахматист Олдржих Дурас выдвинулся в число лучших игроков мира в начале ХХ века, добившись блестящих результатов на целом ряде международных турниров 1906-1912 года. В эти годы только Акиба Рубинштейн (также Весы), мог похвастаться лучшими достижениями в шахматных соревнованиях. Дураса отличала эффектная игра с интересными комбинациями и жертвами, а также умение проводить контратаки. Выдающиеся успехи выдвинули его в число претендентов на чемпионский матч с Ласкером, однако, вскоре шахматная жизнь замерла, вследствие начала первой мировой войны. Тем неожиданнее стало решение Дураса не возвращаться в большие шахматы после её завершения; чех предпочёл сосредоточиться на составлении этюдов-задач и журналистике.

Американец Роберт Файн (как, к слову, и Рубинштейн, и Дурас, и Спилмен) сравнительно недолго блистал на шахматном небосклоне. Весам и впрямь очень тяжело длительное время выдерживать борьбу на высоком уровне, к тому же им свойственно трезво оценивать собственные возможности. Файн прославился дележом первых мест на крупнейших международных турнирах в Ноттингеме (1936 год, вместе с Ботвинником) и в Голландии (1938 год, с Кересом, впереди 4-х чемпионов мира подряд - Капабланки, Алёхина, Эйве и Ботвинника), отказом участвовать в матч-турнире за звание чемпиона мира 1948 года, а также победным балансом в поединках с Алёхиным. Файн оставил шахматы в 23(!) года, чтоб посвятить себя психологии, профессии весьма актуальной для Весов. Впоследствии он возглавил психиатрическую клинику, в которой было специальное отделение для творческих людей, в том числе шахматистов. На протяжении последних 55 лет своей жизни он обращался к шахматам разве что как исследователь, написав целый ряд книг, в которых шахматная игра рассматривалась сквозь призму психологии.

Серафино Дюбуа – один из сильнейших шахматистов позапрошлого века, известный теоретик, обосновавший комбинационные принципы итальянской шахматной школы. На лондонском турнире 1862 года, крупнейшем соревновании своего времени, Дюбуа разделил 4-5 место с Мак-Доннеллом, уступив только Андерсену, Паульсену и Оуэну, но опередил молодого Стейница. Сразу после этого состязания Дюбуа проиграл матч будущему чемпиону мира 3.5-5.5, став его первым матчевым противником в карьере.

Английский гроссмейстер Джонатан Спилмен на рубеже 80-90-х годов был одним из сильнейших шахматистов мира, дважды участвовал в претендентских матчах, а в 1989 году дошёл до полуфинала, где лишь в упорной борьбе уступил Яну Тимману. При этом Джонатан – одна из ярчайших личностей в шахматном мире; бакалавр математических наук, поэт и философ в душе, вегетарианец, остроумный журналист. После поражения в претендентском матче 1991 года от своего соотечественника, друга-соперника Найджела Шорта (взявшего реванш за аналогичный матч 1988 года), Спилмен выпал из обоймы сильнейших шахматистов мира. В 1993 году он был секундантом всё того же Шорта в матче за мировую корону с Каспаровым.

 

Резюме: Весы, безусловно, один из слабейших в шахматном плане знаков зодиака. К тому же, весьма вероятно, что у команды возникнут проблемы психологического свойства. Впрочем, если каждый из её участников сможет сыграть так, как играл в лучшие (и недолгие) годы, от Весов вполне можно ждать сюрпризов.

Скорее всего, в данном соревновании Весам предстоит нелёгкая борьба за то, чтобы выбраться с самого дна турнирной таблицы.

 

Скорпион 23/24.10 – 22/23.11

Характеристика:

Команда:

  1. Александр Алёхин 31.10.1892 Россия-Франция
  2. Хосе Рауль Капабланка 19.11.1888 Куба
  3. Михаил Таль 09.11.1936 СССР
  4. Михаил Чигорин 12.11.1850 Россия
  5. Исидор Гунсберг 02.11.1854 Венгрия
  6. Лев Полугаевский 20.11.1934 СССР

Комментарий: Скорпионы, безусловно, сильнейший на сегодня знак зодиака в истории шахмат и главный претендент на победу в турнире. Причём, и вторая скорпионья команда, за которую могли бы выступить шесть крупнейших шахматистов прошлого плюс три гроссмейстера ныне входящие в десятку лучших в мире, явно не затерялась бы в борьбе с остальными знаками.

В шестёрку главных Скорпионов не попал, например, один из лучших шахматистов 20-30-х годов прошлого века Арон Нимцович (Латвия-Германия-Швеция-Дания), матчи которого с Капабланкой и, позднее, с Алёхиным не состоялись только потому, что претендент не смог собрать необходимый призовой фонд. Нимцович, человек крайностей, ненавидевший догматизм и постоянно жаждущий самоутверждения, прославился блестящими победами на крупнейших международных турнирах (в Дрездене, 1926, он опередил Алёхина, а в Карловых Варах, 1929, - Капабланку) и теоретической войной с классической школой шахмат во главе с Таррашем. Радикальные идеи Нимцовича внесли свежую струю в развитие шахматной игры и легли в основу “гипермодернизма”, течения сверхпопулярного в 10-е, 20-е годы прошлого века, оказавшего огромное влияние на развитие шахмат (как не провести аналогий с литературой и искусством). А знаменитые книги Нимцовича “Шахматная блокада” и “Моя система” стали настольными для многих ведущих шахматистов последующих поколений. Ещё пять Скорпионов в разные годы были участниками турниров или матчей претендентов, в том числе советский шахматист Сало Флор, чей матч на звание чемпиона мира с Александром Алёхиным в конце 30-х годов был отменён только в связи с началом второй мировой войны. В то время Флор, наряду с Ботвинником (с которым он разделил первое место на крупнейшем турнире в Москве, а также завершил вничью матч - 8-8), потенциально имел все возможности, чтобы стать чемпионом мира, однако, в отличие от своего соотечественника, не смог их использовать. После второй мировой войны его шахматные успехи пошли на убыль, зато Флор укрепил свою славу блистательного (до сих пор непревзойдённого) шахматного журналиста. Другие претенденты-Скорпионы: чехословак Мирослав Филипп (известный также как один из лучших шахматных арбитров), югославский шахматист, первый в истории чемпион мира среди юношей Борислав Ивков, первый азиатский гроссмейстер Эугенио Торре (Филиппины), секундант Фишера в матче со Спасским, и лучший в истории канадский шахматист Кевин Спраггетт. Особняком в этом списке стоит загадочный и незаурядный немецкий гроссмейстер, доктор филологии, крупнейший специалист по папирусологии, исследователь творчества Кафки и Сэлинджера Роберт Хюбнер. Шахматист из ФРГ дважды(!) отказывался от продолжения борьбы (в самый её разгар) во время претендентских матчей с Петросяном (1971 год) и в финальном поединке 1981 года с Корчным, а в 1983 году, сыграв вничью матч со Смысловым, уступил ветерану дорогу вперёд только по жребию в казино города Фельден (единственный случай в истории шахмат). Ещё два гроссмейстера - Скорпиона никогда не были претендентами на матч за первенство мира, но пользовались - благо играли ярко и отличались самобытным характером - огромной популярностью, как среди любителей шахмат, так и среди шахматных профессионалов. Ушедший из жизни в самом расцвете творческих сил, фантастически талантливый советский шахматист, трёхкратный чемпион СССР Леонид Штейн дважды завоёвывал право играть в матчах претендентов, но не попадал туда из-за бездарного правила ФИДЕ, ограничивающего число участников от одной страны (как тут не вспомнить аналогичный антиспортивный закон, действующий до сих пор в футболе, из-за которого на чемпионатах мира в угоду географическому принципу вместо сильных часто играют слабые команды). А “югославскому Талю”, одному из сильнейших игроков 70-х, 80-х годов прошлого века Любомиру Любоевичу стать претендентом помешала чересчур рискованная игра и нестабильная спортивная форма. Он неудачно выступил в четырёх межзональных турнирах, зато в промежутках между этими соревнованиями на первенство мира, выиграл столько турниров, сколько не удавалось выиграть многим претендентам. Нет никаких сомнений, что после долгожданного объединения шахматного мира в борьбу за мировую корону включатся и представители новой волны замечательных шахматистов-Скорпионов: оригинальный российский гроссмейстер Евгений Бареев, чемпион мира среди юношей, трёхкратный победитель олимпиад, в 2002 году вплотную подобравшийся к пятёрке сильнейших шахматистов мира, и англичанин Майкл Адамс, в эту пятёрку не раз входивший, имеющий характерное скорпионье прозвище “паук”, и, к слову, уже бывший претендентом как по версии ПША, так и ФИДЕ. Особо стоит выделить талантливого россиянина Александр Грищука, который ворвался в мировую шахматную элиту уже в начале ХХI века в возрасте 18 лет, и, хочется надеяться, не остановится на достигнутом. К Скорпионам также относятся австрийский шахматист, автор одного из самых популярных дебютов Эрнст Грюнфельд, нешаблонный советский гроссмейстер, теоретик и тренер Петросяна Алексей Суэтин, участник двух межзональных турниров, тренер-секундант Чибурданидзе, советско-украинский гроссмейстер Геннадий Кузьмин, его российский коллега, секундант Каспарова в матче с Шортом, шахматный тележурналист Сергей Макарычев и нынешний тренер Каспарова Юрий Дохоян. Под этим знаком родилась также третья чемпионка мира Елизавета Быкова (СССР), её далёкая наследница на женском шахматном престоле 90-х годов китаянка Се Цзюн, а также соотечественник Се Цзюнь, сильнейший шахматист Китая Е Цзынчуань.

Насколько Гарри Каспаров идеально воплощает в себе качества Овна, настолько другой великий чемпион Александр Алёхин является ярко выраженным Скорпионом. Истинный революционер шахмат, единственный в истории чемпион, умерший непобеждённым, Алёхин ухитрился год проработать в советском уголовном розыске, овладев профессией, надо сказать, весьма характерной для представителей этого знака (наверняка, Скорпионом должен был быть Глеб Жеглов, герой популярного советского телефильма). Необычайно сложная и противоречивая натура, Алёхин был четырежды женат (причём его избранницы неизменно были значительно старше по возрасту), защитил докторскую диссертацию по праву в Сорбонне, в 1919 году был приговорён к расстрелу по обвинению в антисоветской деятельности (его спасло только неожиданное вмешательство крупного революционного начальника - единственного в истории, которому можно вынести благодарность), почти десять лет состоял в масонской ложе, был не чужд астрологии и психологии, установил ряд рекордов по сеансам игры вслепую, подчас вёл абсолютно беспорядочный образ жизни, послужил обоим тоталитарным режимам двадцатого века, написал ряд антисемитских статей, после войны публично раскаялся за свои грехи, а умер в лиссабонском отеле в одиночестве и за шахматной доской. Но в мировую историю он вошёл, конечно же, как величайший художник шахмат, автор блестящих комбинаций и фантастических идей, и, разумеется, как победитель непобедимого Капабланки в самом ярком матче за мировую корону в истории шахмат. Алёхин прославился также тем, что выиграл целый ряд турниров с огромным преимуществом перед вторым призёром (рекорд состоялся в 1931 году в Бледе, где он опередил Боголюбова на 5.5 очков) - таких же грандиозных успехов, но не так часто, впоследствии добивались только Фишер и Каспаров. Самым вредным в шахматах Алёхин считал шаблон, а наилучшим образом Алёхина-Скорпиона характеризует следующая цитата: “Глубокая внутренняя драма непрерывно развёртывается в сознании каждого маэстро в процессе шахматной борьбы – драма, которой нет примера ни в каком другом виде художественного творчества…”

Поражение Хосе Рауля Капабланки в историческом матче с Алёхиным, возможно, было обусловлено тем, что Капабланка всё-таки чуть меньше Скорпион, чем Алёхин - в его характере присутствуют и черты Стрельца, знака в непосредственной близости к которому родился кубинский чемпион и который в меньшей степени благоволит шахматной игре. При абсолютном равенстве в шахматном искусстве решающим в изнурительном противостоянии двух великих игроков стали более крепкие нервы и бойцовский дух Алёхина. В жизни кубинец разительно отличался от своего приемника: обладал безукоризненными манерами, был обаятельным и остроумным, имел успех у женщин, обожал театр и музыку (среди его друзей – великий композитор Сергей Прокофьев), снимался в кино у Вячеслава Пудовкина. Феноменальная одарённость кубинца способствовала его яркому шахматному взлёту (в четыре года он обыграл отца, в тринадцать - лучшего игрока Кубы Корсо, в 20 разгромил одного из сильнейших игроков мира Маршалла, в 22 выиграл крупнейший международный турнир в Сан-Себастьяне с участием всех претендентов на царский престол, сразу после чего направил вызов грозному Ласкеру, тогдашнему чемпиону мира). Матч Ласкер - Капабланка состоялся, правда, только через десять лет и закончился убедительной победой гораздо более молодого претендента, после чего, казалось, кубинцу долго не будет равных. Однако через шесть лет Капабланка в невероятно драматичном матче уступил свой титул другому шахматному гению, Александру Алёхину, после чего ещё не раз побеждал в самых крупных турнирах и до конца жизни (Капабланка умер в 53 года, к слову, как и Алёхин; ненамного дольше - по 55 лет - прожили ещё два чемпиона мира Михаил Таль и Тигран Петросян) лелеял надежду вернуть себе чемпионский титул. Отличительными свойствами гениального Капы были уникальная интуиция, удивительная быстрота в расчёте вариантов и принятии решений, умение превосходно защищаться, безошибочность в игре и блестящее проникновение в логику эндшпиля.

Третий чемпион-Скорпион Михаил Таль – личность такая же яркая и неординарная, как и Алёхин с Капабланкой. Таль был гением атакующей игры, его фантастические жертвы и уникальные комбинации в одночасье позволили ему завоевать сердца миллионов любителей шахмат (при этом он был убеждён, что жертвы вообще не нуждаются в конкретном расчёте, а главными компонентами успеха в шахматных поединках считал интуицию, риск, вдохновение и экспромт). Победа 23-летнего рижанина в матче на первенство мира с Ботвинником (с убедительным перевесом 12.5-8.5), наряду с полётом Гагарина, была, пожалуй, главным событием в истории СССР на рубеже 50-60-х годов. Правда, ровно через 12 месяцев блестяще подготовившийся Ботвинник смог взять убедительный реванш, а все остальные попытки Таля вновь покорить шахматный престол оказались неудачными (ближе всего он подошёл к цели в 1965 году, когда добрался до финального матча претендентов, где проиграл Спасскому). Таль выиграл огромное количество турниров (от шести чемпионатов СССР, два первых - в 20 и 21 год, до первого чемпионата мира по блицу, где 51-летний экс-чемпион мира обошёл и Карпова, и Каспарова), однако матча на первенство мира с участием Таля шахматный мир, к сожалению, больше не увидел. Главной причиной этого было слабое здоровье кудесника шахмат, – у Таля с юных лет были серьёзные проблемы с почками, которые усугублялись тем, что ни одна человеческая слабость не была чужда его мятежному характеру. Зато сила духа, жизнелюбие, эрудиция, остроумие восьмого чемпиона мира, казалось, не имели границ. Тонкий знаток музыки и литературы, интересный мыслитель, блестящий журналист, Таль обладал удивительным магическим даром и жил как играл – ярко, искромётно, азартно, искренне, подчас авантюрно, на все времена оставшись главным романтиком шахматной игры.

Несмотря на то, что выдающийся русский шахматист Михаил Чигорин так и не стал лучшим в мире, его многое роднит с великими коллегами - Скорпионами, а по самобытности и бурной фантазии он едва ли уступает чемпионам двадцатого века. Чигорин, без преувеличения, был основоположником российских шахмат и заложил фундамент для громких побед советской шахматной школы. В 80-х и 90-х годах позапрошлого века Чигорин выиграл несколько серьёзных международных турниров, а вершиной творческого пути маэстро стали два матча за звание чемпиона мира со Стейницем, причём во втором он был невероятно близок к победе, и только фатальная ошибка в 19-ой партии перечеркнула его мечты. Чигорин прославился многими яркими нововведениями в теории и практике шахматной игры, отвращением к шаблонам (воистину, он был подлинным предшественником Алёхина), и тем, что в рациональную эпоху Стейница – Тарраша воспринимал шахматы, прежде всего, как искусство.

Между двумя матчами с Чигориным, Стейниц вынужден был защищать свою корону в поединке с другим Скорпионом – Исидором Гунсбергом. И этот матч сложился для первого чемпиона мира крайне непросто; Стейниц выиграл с преимуществом только в два очка. Надо сказать, что в отличие от большинства Скорпионов, Гунсберг исповедовал позиционный стиль игры, зато в его характере было немало скорпионьих черт. Самый характерный пример, – авантюра с шахматным автоматом немецкого предпринимателя Гумпеля, внутри которого, скрючившись, сидел тогда ещё совсем молодой Гунсберг и с помощью рычагов приводил в движение “Мефистофель”, на удивление публики обыгрывавший сильных шахматистов. Этой работой венгерский игрок занимался в течение пяти (!) лет, пока не решился ступить на стезю профессионального шахматного игрока. Кроме матча со Стейницем, Гунсберг победил Блэкберна, завершил вничью поединок с Чигориным, выиграл семь крупных международных турниров и по праву считается одним из сильнейших шахматистов второй половины 19-го века.

Советский гроссмейстер Лев Полугаевский прославился своими удивительными способностями безошибочно и быстро просчитывать самые сложные варианты, а также удивительной работоспособностью и умением принимать нестандартные решения. Вершина его шахматной карьеры – участие в трёх подряд претендентских циклах 70-х, 80-х годов. Сначала он стал первой жертвой юного Анатолия Карпова на пути к шахматному престолу, затем, неожиданно победив бразильского вундеркинда Мекинга, без борьбы проиграл Корчному, а в третий раз переиграл своего гениального коллегу по знаку зодиаку Михаила Таля, но в полуфинале вновь, на сей раз в драматичной борьбе, потерпел поражение в матче с главным советским шахматным диссидентом. Полугаевский выиграл около 30 международных турниров, тренировал Карпова во время матчей с Корчным и талантливого Лотье (во Францию он переехал сразу после перестройки и жил до преждевременной смерти в 1995 году; пять из шести величайших шахматистов-Скорпионов умерли в возрасте 53-57 лет, а Нимцович и Штейн и того раньше), а, кроме этого, был, быть может, самым скрупулезным и настойчивым аналитиком в истории шахмат.

 

Резюме: Скорпионы, безусловно, чрезвычайно сильны, причём их преимущество будет ещё более очевидным при увеличении числа досок. Действительно, трудно доказать, что Гунсберг сильнее Нимцовича или Флора, а Полугаевский – Штейна или Хюбнера (не забываем про Адамса, Бареева и Грищука).

Скорпионы, возглавляемые блистательным триумвиратом чемпионов мира, обязаны выиграть чемпионат.

 

Стрелец 22/23.11 – 21/22.12

Характеристика

Команда:

  1. Вишванатан Ананд 11.12.1969 Индия
  2. Гарри Пильсбери 05.12.1872 США
  3. Джозеф Блэкберн 10.12.1841 Англия
  4. Ян Тимман 14.12.1951 Голландия
  5. Сэмюэл Решевский 26.11.1911 США
  6. Александр Белявский 17.12.1953 СССР-Украина-Словения

Комментарий: Стрельцам, обычно, способствует общественный успех, поэтому может показаться странным, что среди представителей этого знака нет ни одного чемпиона мира. Впрочем, разгадка лежит на поверхности: шахматы, замкнутые крошечным пространством 64-клеточной доски, - не их вид деятельности; Стрельцы предпочитают политику, религию (не случайно, что единственный профессиональный священник среди известных шахматистов именно Стрелец – американец Уильям Ломбарди, чемпион мира среди юношей, секундант Фишера в матче со Спасским), искусство и спорт. Тем не менее, среди представителей этого знака, и кроме выше перечисленных, немало авторитетных личностей, таких, как сильный австрийский шахматист эпохи Ласкера, дважды завершавший вничью матчи со своим знаменитым соотечественником Шлёхтером, Георг Марко или гениальный мексиканец Карлос Торре, ворвавшийся в мировую элиту в 19 лет (на знаменитом московском турнире 1925 года он разделил почётное пятое место и одержал сенсационную победу над Ласкером, впервые применив знаменитую комбинацию “мельница”), но уже в следующем году вынужденный из-за болезни оставить шахматы. Среди известных шахматных Стрельцов - югославский гроссмейстер и теоретик Васья Пирц, двукратный чемпион СССР, а впоследствии один из лучших израильских шахматистов Лев Псахис, сильнейший - до Топалова - болгарский гроссмейстер, чемпион мира среди юношей Кирилл Георгиев, финалист первого чемпионата ФИДЕ Владимир Акопян из Армении, первый на сегодня шахматист Средней Азии Рустам Касымжанов (Узбекистан), а также очередное российское дарование, 17-летний гроссмейстер Евгений Алексеев. Знак Стрельца подарил шахматам и двух выдающихся педагогов – Семёна Фурмана, тренера Анатолия Карпова с семнадцати лет, и Марка Дворецкого, воспитавшего целую плеяду блестящих гроссмейстеров. Под этим знаком родился автор знаменитой “шахматной новеллы”, популярный австрийский писатель Стефан Цвейг.

Один из сильнейших гроссмейстеров современности Вишванатан Ананд на заре своей карьеры удивлял шахматный мир тем, что ухитрялся затрачивать на партию вдвое меньше времени, чем отведено по регламенту. Впоследствии, индийский гроссмейстер практически избавился от чисто стрельцовской поспешности, а положительные качества его знака – оптимизм и уверенность в собственных силах, наряду, разумеется, с природным талантом, сделали самобытного шахматиста одним из главных претендентов чемпионский титул. По ступенькам шахматной иерархии Ананд поднимался на редкость последовательно: в 17 лет он стал чемпионом мира среди юношей, в 22 выиграл крупнейший турнира в Реджо-нель-Эмилия, опередив Каспарова, Карпова и Иванчука, в 25 стал победителем матчей претендентов и участником поединка за мировую корону. Матч Каспаров-Ананд превратился в серьёзное испытание для чемпиона мира, который даже проиграл первую половину соревнования, но затем сумел нанести своему сопернику ряд чувствительных ударов. После этого Ананд дважды получал “Оскар”, как лучший шахматист года, в 2000-ом выиграл чемпионат мира ФИДЕ, а в наступившем столетии, вместе с Каспаровым и Крамником, по-прежнему входит в тройку сильнейших шахматистов мира, что доказал уверенной победой в Вай-кан-зее – 2003, где играли все сильнейшие, кроме Каспарова, шахматисты. Помимо высококлассной игры индийского гроссмейстера отличает такие редкие в кругу шахматных профессионалов качества, как мудрость и доброжелательность.

Талантливый американец Гарри Пильсберри уже в 22 года приехал покорять шахматную Европу, и, что самое поразительное, покорил её, выиграв турнир столетия в Гастингсе (1895 год), где опередил Стейница и Ласкера, Тарраша и Чигорина, а также всех остальных сильнейших шахматистов той поры. Ещё больше потрясает то, что играть в шахматы Пильсберри научился всего за шесть лет до своего триумфа, который сделал его одним из главных претендентов на матч с Ласкером. Вскоре после Гастингса, Пильсбери уверенно лидировал на выдающемся четверном матч-турнире против Ласкера, Стейница и Чигорина, но во второй половине соревнования набирает лишь 1,5 очка из 9; причиной резкого спада стали первые признаки неизлечимой болезни, которая спустя 10 лет свела его в могилу. Пильсберри, невероятно благородному и обаятельному человеку, одному из величайших шахматных гениев, так и не суждено было сыграть матч на первенство мира, но он остался в истории шахмат как победитель целого ряда крупных международных турниров, блестящий исследователь дебютов и выдающийся экспериментатор, побивший все рекорды своего времени по сеансам игры вслепую (причём, подчас, он играл одновременно в шахматы, шашки и вист). Дарование Пильсберри потрясло будущих чемпионов мира Капабланку и Алёхина, которые в ранней юности наблюдали за его сеансами, после чего сделали свой окончательный выбор в пользу шахмат.

Англичанин Джозеф Блэкберн, по созвучному с его фамилией прозвищу “чёрная смерть”, пристрастился к шахматам в возрасте 17 лет во время гастролей другого американского гения Пола Морфи. Он был одним из сильнейших шахматистов второй половины девятнадцатого века, выиграл ряд международных турниров (особенно блистательно Блэкберн выступил на берлинском турнире 1881 года, где на три очка опередил ближайшего конкурента Цукерторта), а также матчи у будущих соперников Стейница за шахматную корону, того же Цукерторта и Гунсберга. С самим Стейницем Блэкберн сыграл два поединка, оба неофициальных, и оба проиграл с разгромным счётом. Впрочем, эти неудачи не сказались на его славе патриарха английских шахмат, выдающегося романтика, оригинального комбинатора, великого игрока (за свою 83-х летнюю жизнь Блэкберн сыграл в матчах, турнирах и сеансах примерно 50 тысяч партий) и неутомимого Стрельца-путешественника, первым из шахматных мастеров посетившего Австралию.

Ещё один романтичный и доброжелательный Стрелец, голландский гроссмейстер Ян Тимман дважды подряд (в 1990 и 1993 году) играл в финальном матче претендентов, и оба раза проиграл – двум Близнецам (знак, оппозиционный Стрельцу), вначале Карпову, а затем Шорту. В конце 70-80-х годов голландец одержал ряд блестящих побед в крупных международных турнирах и по праву считался сильнейшим шахматистом 5/6 части земного шара, пожалуй, единственным, кто на равных соперничал с лучшими советскими игроками, кроме Карпова и Каспарова, разумеется. Как и большинство Стрельцов, Тиммана отличает широта взглядов - он любит литературу и музыку, владеет тремя иностранными языками, является блестящим шахматным литератором (свою первую книгу “Искусство шахматного анализа” он написал в …19 лет), главным редактором популярнейшего шахматного журнала “Нью ин чесс”, а также замечательным этюдистом. Тимману не удалось повторить подвиг своего соотечественника Макса Эйве и стать чемпионом мира, но на протяжении последней четверти двадцатого века он, бесспорно, был значительной персоной в шахматном мире.

Польский вундеркинд Самюэл Решевский уже в пять лет выступал с сеансами одновременной игры, в течение следующих трёх триумфально гастролировал в Берлине, Вене, Париже и Лондоне, после чего вместе с родителями переехал в США, где и стал выдающимся гроссмейстером. В одиннадцать лет Решевский выступил в турнире мастеров (в котором ухитрился победить маэстро Яновского), а ещё через тринадцать выиграл турнир в Маргите, обыграв Капабланку. До появления Фишера он был безоговорочным лидером американских шахматистов, разделил с Кересом 3-4 места на историческом матч-турнире на первенство мира 1948 года, после чего ещё четверть века был среди участников борьбы за шахматную корону, а последнюю победу в международном турнире одержал в Рейкьявике, когда ему было 73 года. Впрочем, высшая цель бескомпромиссному американцу так и не покорилась - как и большинство Стрельцов, он быстро запрягал, но доехать до вершины так и не сумел.

В двадцать лет Александр Белявский стал чемпионом мира среди юношей, а на следующий год вместе с Талем выиграл чемпионат СССР. Ещё через девять лет самобытный и по-стрельцовски бескомпромиссный львовский шахматист, к тому времени один из сильнейших гроссмейстеров мира, непосредственно включился в борьбу за титул чемпиона мира. На его беду, в первом же раунде претендентских матчей ему пришлось схлестнуться с Гарри Каспаровым, который с этого поединка начал свой путь на шахматный престол. Поражение от юного вундеркинда поставило крест на надеждах Белявского стать лучшим в мире, хотя ему ещё не раз доводилось побеждать на крупных международных соревнованиях, а в составе сборной СССР дважды выигрывать олимпиады, причём в 1984 году он выступал на первой доске. И сегодня, двадцать лет спустя после завершения матча с Каспаровым, ныне уже словенский гроссмейстер продолжает входить в число лучших шахматистов мира.

 

Резюме: Ровный и интересный коллектив Стрельцов (воистину команда джентльменов) будет неудобным соперником для любой команды. С другой стороны, отсутствие суперзвёзд, наверняка, не позволит Стрельцам вмешаться в борьбу за награды. Яркий талант – ещё не гарантия выдающихся достижений.

Скорее всего, Стрельцы расположатся в районе “золотой середины” и займут 4 - 8-ое места в турнирной таблице.

 

Козерог 21/22.12 – 20/21.01

Характеристика

Команда:

  1. Эмануил Ласкер 24.12.1868. Германия
  2. Пауль Керес 07.01.1916. Эстония-СССР
  3. Александр Халифман 18.01.1966. СССР-Россия
  4. Луи Паульсен 15.01.1833 Германия
  5. Властимил Горт 12.01.1944 ЧССР-Германия
  6. Рихард Тейхман 24.12.1868 Германия

Комментарий: Подобно другим земным знакам (Телец, Дева) все достижения Козерогов - в основном в прошлом. Впрочем, самый многообещающий (а точнее, - обещающий стать чемпионом мира в 16 лет) шахматист нового поколения, покоривший гроссмейстерский рубеж в 12 лет, Сергей Карякин из Украины, быть может, и сломает неприятную для своего знака традицию. Но, так или иначе, кроме Ласкера (который, в определённой степени, был Стрельцом) и Кереса, по-настоящему, крупных шахматистов-Козерогов, увы, не наблюдалось. Помимо вышеупомянутой шестёрки, можно отметить совсем немногих представителей этого знака: талантливого немецкого шахматиста (право, Козерог – германский знак) Клауса Юнге, который в возрасте 17-18 лет выиграл несколько сильных международных турниров, в те же восемнадцать был призван в армию, и вскоре погиб, за десять дней до окончания второй мировой войны и выдающуюся грузинскую шахматистку Майю Чибурданидзе, которая, победив свою легендарную соотечественницу Нону Гамприндашвили, стала чемпионкой мира среди женщин в 17 лет и ещё 13 удерживала это звание, а также перспективных молодых гроссмейстеров - новую надежду Индии Кришнана Сасикирана и россиянина Владимира Малахова. Козерогом был и один из основателей и первый президента ФИДЕ Александр Рюэб (Голландия).

Гордость Козерогов, второй чемпион мира по шахматам Эмануил Ласкер в 25 лет, победив Стейница, завоевал шахматную корону, удерживал её 27 лет (дольше всех в истории шахмат), но и после поражения от Капабланки до преклонного возраста на равных сражался в международных турнирах с лучшими игроками следующих поколений. Особенно велико было преимуществ Ласкера над другими шахматистами в конце позапрошлого века, когда на двух супертурнирах подряд в Лондоне и Париже он побеждал с общим результатом 38 очков из 44. Это превосходство стало логическим следствием уникального для своего времени универсализма второго чемпиона мира (многие близоруко предполагали, что Ласкер страдает отсутствием собственного стиля), который сумел увидеть в шахматной партии сложный синтез позиционной и комбинационной игры, где главную роль играет его величество План. Гениальный немец, доктор философии и математики, бесспорно, открыл современную, и, скорее всего, последнюю эру в истории шахмат (право, не хочется, чтобы эру великих шахматистов сменила эра “великих компьютеров”). Он первым оценил важность домашней подготовки к каждой конкретной партии и к конкретному сопернику, а борьбу за доской вёл с учётом психологических особенностей противостоящего ему игрока – второй чемпион мира первым начал играть не только против фигур, но и против людей. Ласкер, кроме шахмат, всерьёз увлекался философией, написал три книги, в которых утверждал, что именно борьба является основой человеческого бытия, и пытался соединить дарвиновскую эволюционную теорию с собственными разработками в теории игр (кроме шахмат, Ласкер с увлечением играл в “го” и в бридж). Одно время он достаточно близко дружил с Эйнштейном, полемизируя с великим учёным не только по поводу собственных идей, но и по поводу теории относительности. Впрочем, философские и математические труды Ласкера не имели никаких шансов затмить его славу как одного из величайших шахматистов в истории человечества.

Эстонский, а впоследствии советский гроссмейстер Пауль Керес установил уникальное достижение, которое, впрочем, едва ли принесло ему хоть какое-то удовлетворение. Четыре (!) раза подряд, начиная с 1953 года, он завоёвывал вторые места в турнире претендентов, останавливаясь лишь в одном шаге от матча за первенство мира. Редкостное упорство, исключительная изобретательность и крепкий бойцовский дух помогали ему из раза в раз, чисто по-козерожьи, преодолев разочарование, начинать новый путь к шахматной короне и сохранять уравновешенность и дружелюбие после очередной неудачи. А ведь ещё в тридцатые годы, после нескольких блестящих турнирных побед (как, например, 1-2 место в голландском АВРО-турнире 1938 года, впереди Капабланки, Алёхина, Эйве и Ботвинника), Керес считался одним из сильнейших шахматистов мира и вероятным претендентом на матч с Алёхиным. В 1948 году он разделил третье место на матч-турнире за звание чемпиона мира, а спустя ещё пять лет началась его драматичная претендентская эпопея. Прекрасный теннисист, блестящий эрудит, знавший множество иностранных языков, автор 42(!) шахматных книг и 200 композиций, победитель около 30 международных турниров, Керес на протяжении 35 лет входил в число лучших шахматистов мира. И если в борьбе за шахматную корону он чем-то и напоминал Сизифа, его шахматный труд назвать сизифовым никак нельзя.

Как и у большинства Козерогов (Ласкер, всё-таки, почти на половину Стрелец), спортивный путь Александра Халифмана был, что называется, труден и тернист. В девятнадцать он стал чемпионом Европы среди юношей, но только спустя тринадцать лет, в 1999 году, добился первого крупного успеха в своей жизни, став чемпионом мира ФИДЕ по нокаут-системе. Пока его более молодые коллеги (Иванчук, Ананд, Крамник и другие) с успехом играли в турнирах экстра-класса, Александр вынужден был довольствоваться второстепенными соревнованиями, а в единственном своём претендентском матче был разгромлен Саловым. И всё-таки бойцовские качества, целеустремлённость и козерожье умение не пасовать перед трудностями помогли Халифману разбить лёд недоверия к собственной персоне: на рубеже 20-21-го века (лучше поздно, чем никогда) российский шахматист вошёл в мировую шахматную элиту, в составе сборной России блестяще выступил на олимпиаде в Бледе и может рассчитывать на покорение новых вершин, если сумеет преодолеть определённый игроцкий прагматизм.

Немец Луи Паульсен добился больших успехов в шахматных баталиях второй половины позапрошлого века, выиграв целый ряд турниров и матчей; именно в матчах он был особенно силён (Паульсен, например, победил и сыграл вничью с Андерсенем, а проиграл только Морфи в финале первого всеамериканского конгресса). Кроме этого, он установил мировой рекорд для своего времени по сеансам игры вслепую, выдвинул целый ряд интересных дебютных идей и упорно разрабатывал основы позиционной игры. Паульсен был всего на три года старше Стейница, но именно его первый чемпион мира считал своим учителем и одним из пионеров современной шахматной школы. Тем не менее, в турнирных партиях Паульсен неизменно уступал Стейницу, и потому так и не смог претендовать на участие в матче за первенство мира со своим гениальным современником.

Чехословацкий (а с 1985 года немецкий) шахматист Властимил Горт, подобно большинству Козерогов, считает смыслом шахматной игры борьбу, в которой перво-наперво необходимо доказать своё превосходства над соперником. Его звёздным годом стал 1976-ой, когда Горт пробился в соревнования претендентов, где в четвертьфинале только в дополнительных партиях уступил экс-чемпиону мира Борису Спасскому 6.5-7.5. Он был также самым молодым участником знаменитого “матча века” 1970 года, когда, выступая на четвёртой доске за сборную мира, сумел победить со счётом 2.5-1.5 Льва Полугаевского.

Немец Рихард Тейхман родился в один день со своим великим соотечественником Эмануилом Ласкером, и в 1894 году, когда Ласкер стал чемпионом мира, также добился серьёзного, хотя и гораздо менее значительного успеха, заняв третье место на крупном международном турнире в Лейпциге. Его высшим достижением стала победа в Карлсбаде в 1911 году (впереди Рубинштейна, Шлёхтера, Маршалла и Нимцовича), а десять лет спустя Тейхман почётно свёл вничью тренировочный матче с Алёхиным. Немецкий шахматист считался одним из сильнейших игроков начала ХХ века, и, наверняка, смог бы добиться большего в своей карьере, если бы в детстве не повредил глаз, вследствие чего вынужден был играть “в пол-зрения”, с тёмной повязкой на больном глазу.

 

Резюме: Ласкер – конечно, сила, но ровным составом Козероги не отличаются, и, скорее всего, их целеустремлённости и господствующего (почти на 2/3) в команде немецкого духа, будет недостаточно, чтобы оказать достойное сопротивление командам-корифеям.

Трудно представить, что коллектив, в которой играют Ласкер и Керес, опустится на самое дно турнирной таблицы, но едва ли Козерогам удастся забраться в верхнюю её часть.

 

Водолей 20/21.01 – 18/19.02

Характеристика:

Команда:

  1. Борис Спасский 30.01.1937 СССР-Франция
  2. Давид Бронштейн 19.02.1924 СССР
  3. Светозар Глигорич 02.02.1923 Югославия
  4. Энрико Мекинг 02.02.1952 Бразилия
  5. Артур Юсупов 13.02.1960 СССР-Германия
  6. Марк Тайманов 07.02.1926 СССР

Комментарий: Непредсказуемые Водолеи, хотя и имеют в своих рядах только одного чемпиона мира, являются, безусловно, одним из самых интересных шахматных знаков зодиака. Любопытно и то, что они полностью подтвердили свою славу свободолюбцев – два из трёх самых известных советских шахматных эмигрантов являются Водолеями. Кроме десятого чемпиона мира Бориса Спасского, Советский Союз покинул Борис Гулько, чемпион СССР и США, игрок обеих олимпийских сборных, участник матчей претендентов 1994 года и один из немногих шахматистов мира, имеющий положительный баланс встреч с Гарри Каспаровым (4.5 : 2.5). Когорту блестящих Водолеев открывают первый русский шахматный мастер, сильнейший шахматист России 20-60-х годов ХIХ века, видный теоретик Александр Петров и знаменитый автор оригинальных и остроумных шахматных композиций (будучи сильным игроком, он почему-то принял участие только в одном турнире), “волшебник парадоксов” американец Сэмюэл Лойд, сыгравший два уникальных матча со своим другом Вильгельмом Стейницем…на составление и решение шахматных задач. В середине прошлого века видное место в шахматной иерархии, кроме Бронштейна, Глигорича и Тайманова, занимали участники турниров претендентов швед Гидеон Штальберг (впоследствии главный арбитр пяти матчей на первенство мира с участием Ботвинника), советский гроссмейстер и замечательный теоретик (многие Водолеи, что абсолютно естественно, оставили глубокий след в шахматной теории) Юрий Авербах и Фридрик Олафссон (Исландия), сменивший в 1978 году место за шахматным столиком на кресло четвёртого президента ФИДЕ. Другой исландский гроссмейстер, Йохан Хьятрарссон, достиг выдающегося успеха в конце 80-х годов, когда сыграл два претендентских матча с великими Корчным (4,5-3,5) и Карповым (1,5-3,5), а нешаблонный и оригинальный украинский шахматист Олег Романишин попал в претенденты пять лет спустя, где уступил Ананду. Россиянин Евгений Свешников, разработчик знаменитого “челябинского варианта” в сицилианской защите, никогда не “привлекался” к участию в претендентских матчах, однако современные шахматы трудно представить без его глубоких и своеобразных идей. Водолеем была первая шахматная чемпионка мира чешка Вера Менчик, которая громила коллег-шахматисток почти всухую, побеждала в мужских турнирах Эйве и Решевского, Рубинштейна и Тартаковера и погибла в 38 лет во время немецкой бомбардировки Лондона. Под этим знаком родились также один из сильнейших шахматистов СССР середины прошлого века, известный тренер и теоретик Александр Константинопольский, многократный чемпион Латвии, многолетний тренер Гамприндашвили Айвар Гипслис и другой известный советский педагог – Александр Никитин, наставник Каспарова в 1976-1990 годах. Из Водолеев нового призыва наибольших успехов добились россияне - участники матчей претендентов Алексей Дреев и Сергей Тивяков (ныне голландец), победители крупных международных турниров израильтянин (в прошлом белорус) Илья Смирин и голландец Йерун Пикет, а также надежда французских шахмат Этьен Бакро.

Вершиной шахматной карьеры Бориса Спасского, первого советского чемпиона мира среди юношей, стали два титанических матча с Тиграном Петросяном за шахматную корону, на пути к которым ему пришлось побеждать в претендентских поединках таких монстров как Геллер (дважды), Керес, Ларсен, Таль и Корчной. Первый матч Петросяну Спасский проиграл, но в 1969 году смог взять реванш, и стал десятым чемпионом мира. Однако в истории шахмат, что, наверное, не совсем справедливо, гораздо больше места отведено другому его матчу за звание чемпиона, историческому противостоянию в Рейкьявике Спасский - Фишер. Политическая подоплёка, ореол гения, сопутствующий претенденту (Фишер до этого всухую разбил Тайманова и Ларсена, а Петросяну удалось набрать лишь 2.5 очка в девяти партиях с американским гроссмейстером), и его же скандальный характер превратили шахматное состязание в нечто, слишком далеко выходящее за чисто спортивные рамки. Фишер не явился к началу матча, затем, проиграв первую партию, не пришёл на вторую; несколько раз Спасский мог предъявить ультиматум ФИДЕ (на этом настаивали спортивно-партийные советские руководители), добиться дисквалификации претендента и сохранить за собой шахматную корону. Но чемпион заранее относился к матчу с Фишером как к празднику и настаивал на его продолжении, несмотря на все фокусы соперника. Поединок всё же вошёл в нормальное русло, но психологических сил у советского гроссмейстера уже не осталось (в недавнем интервью он к тому же утверждает, что американцы в 1972 году активно использовали гипнотическое воздействие). Опасаясь, что матч будет сорван, Спасский согласился с требованием Фишера играть третью партию в закрытом помещении без зрителей, проиграл её, в следующих семи встречах потерпел ещё четыре поражения, и, разумеется, не смог удержать корону. Фишер, бесспорно, был великим шахматистом, его игра по праву заслужила самые восторженные эпитеты, но не меньший восторг должно вызывать, невиданное ни до, ни после, благородство Спасского, чисто по-водолейски отказавшегося от победы без игры. Большой ценитель Достоевского и Скрябина, один из кандидатов на роль Остапа Бендера в фильме Леонида Гайдая “12 стульев”, Спасский и в шахматах (считая их “прежде всего справедливой игрой”), отличался удивительной разносторонностью; именно он является идеальным шахматным универсалом всех времён. В 1976 году первый советский чемпион мира среди юношей и пятый среди взрослых уехал из СССР во Францию вместе с женой-француженкой, мирно расставшись с коммунистическим режимом, с которым он, глубоко чуждый лжи и интригам, никогда не имел ничего общего.

Другой выдающийся шахматист-Водолей Давид Бронштейн, один из тех немногих, кто радость творчества ценит не меньше, чем результат, по праву считается самым экстравагантным мыслителем в истории шахмат. Именно он мог двадцать минут размышлять над…первым ходом, разыграть в ответственном турнире давно отвергнутый королевский гамбит, а в ходе партии гоняться за призраком замысловатой комбинации, игнорируя логические законы шахматной борьбы. Тем не менее, он добился выдающихся успехов в соревнованиях, пиком которых стал матч с Ботвинником в 1951 году за звание чемпиона мира. Причем этот матч он не проиграл, но и не выиграл (хотя лидировал ещё за две партии до конца поединка), а ничья 12 - 12 сохранила звание чемпиона за Ботвинником. Бронштейн прославился также как великолепный шахматный литератор и журналист, лучший, наряду с Талем, блиц-игрок своего времени, а многие его идеи, как, например, необходимость отказа от доигрывания партий или проведение соревнований по быстрым шахматам, впоследствии стали неотъемлемой частью шахматной жизни. Выдающийся шахматный романтик, талантливый импровизатор и истинный Водолей, он “с детства был заражён вирусом свободы”, и после крушения социалистической системы смог, наконец, свободно передвигаться по миру, жил в Испании и в Англии, но в канун своего 75-летия вернулся в Россию.

Как и для большинства Водолеев, шахматы для сильнейшего югославского шахматиста всех времён Светозара Глигорича – “это поиск истины”; не случайно, что свою книгу он назвал “Играю против фигур”. Большой поклонник футбола и музыки, известный шахматный литератор, Глигорич одиннадцать раз был чемпионом Югославии, трижды выступал в состязаниях претендентов, в том числе в матче с Талем в 1968 году (3,5-5,5), выиграл около тридцати международных шахматных турниров. В двадцатилетнем возрасте он участвовал в партизанской войне против гитлеровцев и получил два ордена; по словам Глигорича, военные годы умерили его жизненный оптимизм и веру в собственную звезду, привнесли в характер изрядную долю скромности и самокритичности. Возможно, именно эти, бесспорно, достойные, но едва ли уместные для шахматиста качества, помешали самобытному югославскому гроссмейстеру совершить решающий прорыв к шахматным вершинам.

На рубеже 80-90-х годов прошлого века советский, а впоследствии немецкий шахматист Артур Юсупов, очередной чемпион мира среди юношей из СССР, был, бесспорно, одним из сильнейших игроков в мире. Уже в 22 года он включился в борьбу за шахматную корону, а в следующих отборочных циклах трижды подряд выходил в полуфинал матчей претендентов, и всегда лишь чуть-чуть не хватало ему, чтобы добраться до решающего поединка за право играть с чемпионом мира. В 1986 году он выигрывал матч у Андрея Соколова со счётом 6-4, но ухитрился проиграть 6.5-7.5, так и не добравшись до Анатолия Карпова, а три года спустя оказал серьёзнейшее сопротивление уже Карпову, и только, проиграв последнюю восьмую партию, позволил своему именитому сопернику отправиться (после гораздо более уверенной победы в финале над Тимманом) на новое свидание с Каспаровым. Вскоре после этого матча Юсупов подвергся нападению бандитов, которые ограбили его квартиру и ранили самого гроссмейстера, после чего счёл за благо перебраться в Германию, где сочетает шахматные выступления с литературно-исследовательской работой.

Следующий участника команды Водолеев бразилец Энрико Мекинг, выигравший чемпионат страны в 13 лет, ещё в достаточно юном возрасте уверенно ворвался в шахматную элиту. Он выделялся экстравагантным характером, несдержанным поведением и бесспорным талантом (многие, поэтому, называли его “вторым Фишером”, да и он сам числил себя учеником американского чемпиона; другое прозвище Мекинга – “шахматный Пеле”). К сожалению, уже в 27 лет бразильский шахматист серьёзно заболел (свое выздоровление он счёл чудом и даже написал книгу “Как Христос спас мою жизнь”) и навсегда отошёл от больших шахмат. Впрочем, в предыдущие шесть лет он ухитрился выиграть два межзональных турнира подряд (в 21 и 24 года) и сыграть два претендентских матча, в которых только в полной драматизма борьбе уступил сначала Корчному, а затем Полугаевскому.

Также дважды участвовал в претендентских состязаниях и советский шахматист Марк Тайманов – 8-9 места на турнире в Цюрихе и фиаско в матче с Фишером 0-6. Матч с американским гроссмейстером состоялся в разгар “холодной” войны, и, несмотря на то, что Тайманов был одним из сильнейших советских шахматистов, чемпионом СССР и победителем или призёром около сорока международных турниров, оргвыводы не заставили себя долго ждать. Вскоре его лишили звания заслуженного мастера спорта и на какое-то время сделали “невыездным”. Однако эти неприятности не могли сломить характер величайшего оптимиста, отличного спортсмена и лучшего музыканта среди шахматистов. Давний друг Мстислава Ростроповича, Тайманов (к слову, ещё и блестящий журналист) достиг немалых высот в игре на фортепиано, всю жизнь оставаясь, по его собственному выражению, “благодарным слугой двух господ”.

 

Резюме: Команда Водолеев состоит из ярких и оригинальных личностей, и, наверняка, будет пользоваться успехом у зрителей. Она вполне способна преподнести сюрприз (причём самого разного характера), однако бороться за медали ей будет всё-таки сложно.

Учитывая непредсказуемость представителей этого знака, можно единственно утверждать, что расположатся Водолеи где-то в середине турнирной таблицы, заняв место в диапазоне с третьего по десятое.

 

Рыбы 19/20.02 – 20/21.03

Характеристика:

Команда:

  1. Роберт Фишер 09.03.1943 США
  2. Зигберт Тарраш 05.03.1862 Германия
  3. Карл Шлёхтер 02.03.1874 Австрия
  4. Бент Ларсен 04.03.1935 Дания
  5. Василий Иванчук 18.03.1969 СССР-Украина
  6. Ефим Геллер 08.03.1925 СССР

Комментарий: Рыбы являются главным конкурентом Скорпиона за звание самого “шахматного” знака зодиака. По количеству чемпионов мира они втрое уступают коллегам по водной стихии, зато превосходят Скорпионов, как, впрочем, и все остальные знаки, по числу ярких шахматных личностей. Одно их перечисление (ради любопытства сравните список шахматных Рыб со списком Львов или Козерогов) займет много места. Итак, Рыбами были француз Александр Дешапель, сильнейший шахматист начала девятнадцатого века, связующее звено между эпохой Филидора и эпохой Лабурдоне-Стаунтона и один из лучших игроков второй половины того же столетия Шимон Винавер (Польша), который почти на равных сражался со Стейницем, Цукертортом и Чигориным. Немец Якоб Мизес в течение 60(!) лет, с 1887 по 1948 год, с успехом выступал на крупных международных турнирах, но гораздо большего на предпоследнем рубеже веков добился венгерский шахматист Геза Мароци, входивший в двойку лучших на 26(!) шахматных состязаниях. Из трёх претендентов на матч с Ласкером в начале прошлого столетия сам чемпион мира питал особую симпатию именно к “неподражаемому художнику” Мароци, но судьба распорядилась так, что матчи с Ласкером сыграли две другие Рыбы из этого трио – Тарраш и Шлёхтер. “Ньютоном шахмат” называл Мароци Савелий Тартаковер, родившийся на уникальном соединении Рыб с Водолеем, сын австрийца и полячки (уроженец Ростова-на-Дону), превосходный тактик, романтик и остроумец, известный боец французского сопротивления “лейтенант Картье” (когда ему было под 60), доктор права, талантливый переводчик (в том числе немецких поэтов-экспрессионистов), блистательный шахматный писатель и журналист, сотрудничавший в 30(!) журналах, автор множества бессмертных афоризмов (например, “Только сильный знает, как слабо он играет”), один из сильнейших шахматистов мира в 20-е годы 20-века. Под знаком Рыб родились также сильный гроссмейстер прошлого столетия Григорий Левенфиш, старший товарищ и непримиримый соперник молодого Ботвинника, участники турниров претендентов венгр Ласло Сабо и аргентинец Оскар Панно (второй в истории чемпион мира среди юношей), яркий советский шахматист Эдуард Гуфельд (тренер Майи Чибурданидзе) и три тренера Карпова: отменный игрок в блиц Евгений Васюков, участник четырёх межзональных турниров Юрий Балашов и победитель более двадцати международных соревнований Владимир Тукмаков. Следующее поколение Рыб представляют советские претенденты на шахматную корону Александр Чернин и чемпион мира среди юношей Сергей Долматов, а также сильнейший грузинский шахматист и успешный шахматный функционер Зураб Азмайпарашвили. Особенно стоит выделить москвича Андрея Соколова, единственного крупного шахматиста, который родился в непростой новогодний (по астрологическому календарю) день 20 марта (и Рыба, и Овен, а с другой стороны - ни рыба, ни мясо). Пяти лет хватило Соколову, чтобы выиграть чемпионат мира среди юношей, чемпионат СССР и отборочный претендентский цикл (в 23 года), но суперфинальный (проигранный) матч с Карповым стал началом конца его многобещающей шахматной карьеры. Под знаком Рыб, ближе к новому тысячелетию, родился бескомпромиссный болгарин Веселин Топалов, один из тех, кто неуклонно стремится превратить шахматы в искусство; к 2002 году он сумел войти в пятёрку лучших шахматистов мира, а чуть позже добрался до финального матча претендентов по версии ПША, где, правда, уступил Леко. Топалов, безусловно, является одновременно элитной и колоритной фигурой современных шахмат, и вполне ещё может ворваться в славную рыбью команду. Особенно стоит упомянуть пятнадцатилетнего Теймура Раджабова из Азербайджана, в столь юном возрасте с успехом играющего в супертурнирах, которому, быть может, суждено стать главной шахматной звездой не такого уж отдалённого будущего. Рыбами также были основоположник современной шахматной композиции Эдуард Троицкий и один из президентов ФИДЕ Флавио Кампоманес, приплывший к уникальному решению прервать матч на первенство мира Карпов - Каспаров 1984 года.

Не все шахматисты (да и люди вообще), по причинам озвученным выше, идеально подходят под свой солнечный знак зодиака, но великие чемпионы, как правило, полностью ему соответствует, что, наверное, вполне естественно: великим можно стать, только полностью реализовав свою солнечную энергию. Вот и американский гроссмейстер Роберт Фишер – типичная Рыба (да и фамилия у него рыбная!). Одиннадцатый чемпион мира – самая противоречивая фигура в истории шахмат: невероятный талант, потрясающая трудоспособность, блестящие бойцовские качества (ну кто из гроссмейстеров, выигрывая претендентские матчи со счётом 3-0 или 4-0, не позволил бы себе сделать пару-тройку ничьих, - Фишер не позволил) и фанатичная любовь к шахматам сделали его не просто сильнейшим шахматистом своего времени, но на голову сильнейшим. В 1967-1972 гг. он уверенно победил во всех турнирах и поединках, в которых участвовал (их правда было не так много), а победа в матче на первенство мира со Спасским стала закономерным венцом этих побед. При этом Фишер всегда имел весьма сомнительное, если не сказать нереальное, представление о внешнем мире и всю жизнь балансировал на грани скандальности и капризности: проиграв свой первый турнир претендентов, он на пять лет отказался от борьбы за чемпионское звание, а когда вернулся, неожиданно вышел из межзонального турнира 1967 года, в котором уверенно лидировал, чтобы замолчать ещё на два года. Легко пройдя следующий претендентский цикл, Фишер мог бы и не стать чемпионом мира, прояви Спасский чуть меньше благородства; завоевав корону, американец в течение 20 лет не играл в серьёзных соревнований, в том числе отказался от матча с Карповым в 1975 году, несмотря на то, что ФИДЕ приняла 62(!) его требования, не приняв только один: играть безлимитный поединок до 10 побед, причём при счёте 9-9 чемпион сохраняет своё звание. Постшахматная жизнь гениального спортсмена никак не может считаться образцом для подражания: одно время он состоял в религиозной секте, (которой по наивности пожертвовал 94 млн. долларов), а осенью 2001 года поддержал варварские теракты в США. Да и матч со Спасским через 20 лет после Рейкьявика только подпортил реноме Фишера как великого шахматиста. Но, как это не парадоксально (впрочем, парадокс – друг гениального Фишера), по мнению людей более-менее хорошо знавших американца, его человеческими качествами (честность, естественность, открытость, эрудированность) можно только восхищаться.

Один из сильнейших шахматистов мира конца 19 – начала 20 века немец Зигберт Тарраш считал своей главной задачей “вскрыть внутреннюю сущность и неизбежность всего, что происходит в шахматной партии”. Он был выдающимся исследователем, вождём “Новой школы”, автором многих известных книг, в которых упорно отстаивал свои взгляды, в основе которых была незыблемая вера в логическое развитие событий, не допускающее исключений. Возможно, именно излишний консерватизм и прямолинейность помешали Таррашу взойти на шахматный престол. Лучший шанс для этого у него был в 1890 году, однако, сославшись на занятость врачебной (рыбья профессия) практикой, Тарраш неожиданно отказался от матча со Стейницем. В то время Стейниц был уже достаточно стар, а Ласкер ещё слишком молод, и Тарраш, что подтверждают его пять турнирных побед в 1988-1994 гг., был видимо сильнейшим шахматистом в мире. Ещё лет десять он входил в когорту лучших игроков, но противостоять гениальному Эмануилу Ласкеру не смог, проиграв ему официальный матч за звание чемпиона мира в 1908 году 5.5-10.5.

Гораздо упорнее для второго чемпиона мира сложился его матч с другим претендентом-Рыбой, австрийцем Карлом Шлёхтером. Пожалуй, единственный раз, исключая, разумеется, проигранный поединок с Капабланкой, Ласкер был близок к утрате титула. К сожалению, набрать денег на полноценный матч Ласкер - Шлёхтер не удалось, он игрался из десяти (а не из намеченных тридцати) партий, причём претендент, чтобы стать чемпионом, должен был выигрывать 2 очка. Перед последней партией счёт был 5-4 в пользу Шлёхтера, причём она также проходила с его преимуществом, но несколько ошибок австрийца помогла Ласкеру победить, сохранив тем самым и шахматную корону, и имидж (наверняка, он не очень уютно чувствовал бы себя в ранге чемпиона, проиграв с “допустимым” счётом). Карл Шлёхтер был одним из самых талантливых игроков в истории шахмат (даже тонкий психолог Ласкер не смог обнаружить у него неуязвимых мест), победителем ряда международных турниров самого высокого ранга, но недостаток воли, характера и здоровья, а также излишнее миролюбие, не позволили австрийцу полностью реализовать свой талант.

Многими чертами характера датчанин Бент Ларсен напоминает Фишера (одно время он даже был секундантом американца): бескомпромиссность, мощный темперамент за шахматной доской, излишняя самоуверенность, непосредственность, склонность к уединению. Ларсен был первым обладателем шахматного “Оскара” (1967г.) как лучший игрок года, подчас котировался как один из главных претендентов на титул чемпиона мира, но за блестящими победами следовали спады, и достичь шахматной силы Фишера ему так и не удалось. Тем не менее, на протяжении долгих лет именно он был, наряду с одиннадцатым чемпионом мира и коллегой по знаку зодиака, главным соперником советских шахматистов, а в 1970 году возглавил сборную мира (единственный случай удивительной покладистости Фишера, когда американец согласился переместиться на вторую доску) в “Матче века” против сборной СССР. Трижды подряд выходил Ларсен в полуфинал матчей претендентов, но проиграл вначале Талю, а затем Спасскому. Однако с наибольшим интересом ожидался матч 1971 года между двумя Рыбами Фишер - Ларсен, который, однако, закончился сокрушительным поражением датчанина, что окончательно поставило крест на его честолюбивых планах стать чемпионом мира.

По таланту и потенциалу Рыбы ничуть не слабее Скорпионов, но достичь вершин им мешает отсутствие стабильности и целеустремлённости. Наглядный пример – воспитанник советской шахматной школы, лучший шахматист независимой Украины Василий Иванчук. За три года, с 1989 по 1991, двадцатилетний Иванчук прошёл путь от многообещающего юниора до победителя “шахматного Уимблдона”, турнира в Линаресе, где он опередил и Каспарова, и Карпова. Но уже через год этот невероятно одарённый и оригинальный шахматист проиграл четвертьфинальный матч претендентов Юсупову, в котором считался безусловным фаворитом, и с тех пор, периодически побеждая в крупнейших международных турнирах, не может выйти на уровень ближайших конкурентов Каспарова – Крамника и Ананда. В 2002 году он успешно выступил на чемпионате мира ФИДЕ, но в финале довольно неожиданно не устоял (прежде всего, психологически) перед своим соотечественником юным Русланом Пономарёвым, которого к тому же ухитрился недооценить. Талант же Иванчука, в том числе блестящая интуиция и феноменальная память (он помнит, например, все ходы всех 48 партий первого матча Карпов - Каспаров), не подвергается сомнению.

Столь же талантливым был и выдающийся советский шахматист Ефим Геллер, виртуоз и романтик великой игры, шесть раз выступавший в претендентских соревнованиях. На турнире претендентов 1962 года он только в последнем туре пропустил вперёд Тиграна Петросяна, предоставив тому возможность успешно сразиться с Ботвинником, а, позднее, в матчах претендентов дважды проигрывал Борису Спасскому, открывая тому дорогу к матчам с тем же Петросяном. Как и у остальных Рыб, блестящие победы чередовались у Геллера с обидными неудачами, но он всегда оставался максималистом, гениальным изобретателем, стремившимся (по определению Таля) “открывать таинственную суть шахмат”. Геллер так и не стал чемпионом мира, зато он семь раз выигрывал шахматные олимпиады в составе сборной СССР и был единственным гроссмейстером, имевшим положительный баланс в партиях с аж четырьмя шахматными королями: Ботвинником, Смысловым, Петросяном и Фишером.

 

Резюме: Невероятно яркая команда Рыб будет главным соперников Скорпионов в борьбе за победу. При этом отсутствие должной игровой (а для некоторых участников и психологической) стабильности может помешать Рыбам ровно пройти всю турнирную дистанцию. Многое будет зависеть от спортивной формы двух пар друзей-соперников Тарраш-Шлёхтер и Фишер-Ларсен.

При любом раскладе Рыбы обязаны занять место на пьедестале почёта.

 

Итого: Астрология в какой-то степени (в какой – вопрос более серьёзного исследования) определяет возможность людей найти себя на шахматном поприще. Предрасположенность тех или иных знаков зодиака к шахматным успехам иллюстрирует следующая табличка, оценивающая шансы команд в гипотетическом межзодиакальном турнире:

Фаворит: Скорпион

Претенденты: Овен, Рыбы

Тёмные лошадки: Близнецы, Рак

Середняки: Телец, Стрелец, Козерог, Водолей

Аутсайдеры: Лев, Дева, Весы

 

Заключение: Интересно рассмотреть не только какие знаки зодиака, но и какие стихии благоволят игре в шахматы. Попробуем составить сборные (на сей раз на десяти досках) Огня (Овен, Лев, Стрелец), Земли (Телец, Дева, Козерог), Воздуха (Близнецы, Весы, Водолей) и Воды (Рак, Скорпион, Рыбы):

Огонь
  1. Гарри Каспаров
  2. Михаил Ботвинник
  3. Василий Смыслов
  4. Виктор Корчной 
  5. Вишванатан Ананд
  6. Гарри Пильсберри
  7. Фрэнк Маршалл
  8. Джозеф Блэкберн
  9. Ян Тимман 
  10. Самюэл Решевский 
Земля
  1. Эмануил Ласкер
  2. Вильгельм Стейниц
  3. Макс Эйве
  4. Франсуа Филидор
  5. Пауль Керес
  6. Иоганн Цукерторт
  7. Петер Леко
  8. Александр Халифман
  9. Рудольф Шпильман
  10. Пьер Шарль Сент-Аман
Воздух
  1. Анатолий Карпов 
  2. Борис Спасский
  3. Тигран Петросян
  4. Акиба Рубинштейн
  5. Давид Бронштейн
  6. Давид Яновский
  7. Гата Камский
  8. Энрико Мекинг
  9. Светозар Глигорич
  10. Руслан Пономарёв
Вода
  1. Александр Алёхин
  2. Роберт Фишер
  3. Хосе Рауль Капабланка
  4. Михаил Таль
  5. Пол Морфи
  6. Владимир Крамник
  7. Зигберт Тарраш
  8. Адольф Андерсен
  9. Александр Чигорин
  10. Карл Шлёхтер

Вывод прост: хотите преуспеть в шахматах, рождайтесь в водной стихии. Шахматисты Воды, безусловно, сильнейшие среди остальных зодиакальных стихий, на шести досках у них просто чемпионский состав, а по мере увеличения количества участников сверх десяти, их преимущество будет только возрастать (желающие могут проверить). “Земляне” (особенно на первых шести досках) не выглядят явными аутсайдерами, но, повторюсь, все их успехи относятся к далёкому (или недавнему) прошлому. Ау, Леко и Карякин. Огонь и Воздух на сегодняшний день занимают промежуточное положение между непобедимой Водой и потускневшей Землёй, периодически эти стихии рождают шахматистов экстра-класса, но стабильностью Воды похвастаться не могут. Правда, именно Воздух и Огонь подарили шахматам двух последних великих чемпионов.

Июнь 2003, Москва

 Выскажите своё мнение!

 

Астрологическая библиотека

Вернуться на титульную страницу


TopListbe number one