Александр ЖУРАВЕЛЬ

Исторические события как проявления времени

Доклад на научном семинаре "Изучение феномена времени" в МГУ (www.chronos.msu.ru).
Выступление состоялось 1.04.2003.

I. Введение

II. База данных: принципы ее составления и обработки

III. Общее описание феномена

IV. Примеры "сгустков" и "пустот" в их непосредственном и опосредованном виде

V. Соотношение рождения и смерти

VI. "Мистические" совпадения как проявления закономерности

VII. Что это всё значит?

VIII. Цикл солнечной активности и астрологическое обоснование феномена

IX. Плотность времени и его логарифмическая шкала

X. Итоги

XI. Литература

I. Введение

В истории, как и в так называемых точных науках, господствует чисто количественный подход ко времени. Время для историков - всего лишь та или иная хронологическая шкала, инструмент для выстраивания исторических событий, выявление их последовательности. Вопрос о том, что историческое время может обладать качеством, что каждый отдельный отрезок на хронологической шкале может отличаться какими-то особыми, уникальными свойствами, в исторической науке ставился только в самом общем виде, и при этом точные датировки, т.е. основа исторической хронологии, исчезали напрочь.

И это неудивительно: даже хронология, изучающая существовавшие в прошлом календари и системы счета времени, находилась и находится на глубокой периферии исторических исследований, так что наибольший вклад в формирование исторической хронологии внесли не историки, а астрономы и математики по базовому образованию.

Поэтому не случайно, что попытки отыскать ритмы истории, какие-либо хронологические закономерности делают отнюдь не историки, а широкая плеяда лиц, получивших физико-математическое и техническое образование. До сих пор сколько-нибудь значительных успехов достигнуто не было, но зато академиком от топологии А.Т. Фоменко был сотворен беспримерный в своем роде шедевр наивного невежества, прекрасно иллюстрирующий известные слова баснописца И.А. Крылова о том, что получится, если сапоги начнет тачать пирожник…

Свою долю ответственности за появление такого рода опусов должна взять на себя и историческая наука: движение ее осуществляется в рамках, заданных еще в начале XIX в. и не учитывающих потому новых, сложившихся на рубеже XX - XXI вв. реалий. Хорошо известно, что никакая сформировавшаяся, замкнутая система не может усовершенствовать себя изнутри, а нуждается во внешнем влиянии или воздействии. С этой точки зрения, "детские", прямолинейные с точки зрения профессиональных "лириков" вопросы дилетантов-"физиков" могут принести исторической науке неоценимую пользу. Но все хорошо до определенных пределов. Той же болезнью самодостаточности страдают и "физики" и потому не желают замечать кричащие противоречия естественнонаучных теорий, которые без труда замечают любознательные "лирики". Но "лирики" - в отличие от "физиков" - не влезают в предмет их специальных исследований и не объясняют астрофизикам, как устроены спиральные галактики, а генетикам - как транскрибировать геном лошади Пржевальского.

Между тем у разнообразных "физиков" почему-то распространено заблуждение, будто разобраться в премудростях истории намного легче, чем, например, в теории относительности или молекулярной биологии: для этого им кажется достаточным прочесть несколько более или менее серьезных (или несерьезных) книг по истории, чтобы быть вправе на их основе синтезировать собственное предельно широкое обобщение или на худой конец сочинить доморощенную теорию о призвании варягов на Русь или местонахождении Атлантиды. О том, что истории так же, как физике, химии, биологии, надо учиться, что оценивать исторические факты надо, обращаясь к первоисточникам, а не к их изложениям в исторических и полуисторических трудах, а для этого ознакомиться хотя бы с такой исторической дисциплиной, как источниковедение, они, видимо, и не задумываются.

Поэтому было бы очень полезно наладить нормальный диалог между естественниками и гуманитариями на основе взаимного признания, что методологические основы их наук далеко не безупречны, что эпоха их жесткого размежевания подходит к концу, и надо вырабатывать общие подходы, не боясь задавать себе и друг другу "неудобные", "детские" вопросы, на которые всегда ответить труднее всего, и не обижаясь, если придется при этом выслушать о своей любимой науке не очень приятные вещи. И - самое главное - надо искать точки соприкосновения гуманитарных и естественных наук, чтобы, не вторгаясь непосредственно в область компетенции друга-соперника, совместно вырабатывать подходы к изучению явлений, которые не доступны в полной мере ни тем, ни другим, если они будут оставаться только на почве своих наук. Именно это поможет в конечном счете пробить бреши в методологических твердынях гуманитарных и естественных наук и создать науку нового поколения, в которой не будет существовать такого деления вообще.

Предлагаемая Вашему вниманию работа призвана послужить одним из кирпичиков для фундамента этой новой единой науки, поскольку описывает явление, которое ни историческая, ни какая-либо другая академическая наука, опираясь на свои основополагающие установки, объяснить не сможет: традиционно мыслящие ученые вплоть до самого недавнего времени такого рода явления попросту предпочитали не замечать, отдавая их на откуп всякого рода "эзотеристам"…

Итак, в 1990-91 гг. я собрал две базы данных, одна из которых содержала основные факты так называемой перестройки (1985-1991 гг.), другая - основные факты русской истории с XV по XX в. В последнем случае все даты были пересчитаны на григорианский стиль, т.е. к юлианским датам в зависимости от того, к какому веку относится данное событие, была прибавлена поправка в 9-13 дней. Особенность баз данных состоит в том, что даты были выстроены не в хронологической последовательности, как это делается обычно, а по дням григорианского календаря.

Суть в том, что распределение дат по дням оказалось явно не равномерным: четко выявилось некоторое число дней, когда происходило довольно много значимых для нашей страны событий, при том, что немалое число дней оказалось относительно пустыми, обделенными существенными событиями. При этом важно, что события одних и тех же дней не составляет большого труда охарактеризовать по одному-двум параметрам.

 

II. База данных: принципы ее составления и обработки

При подготовке настоящего доклада основная БД была расширена примерно на треть, составив таким образом около 5000 фактов, которые почти поровну распределились на 2 группы: первую образовали собственно исторические события, вторую - данные о рождении и смерти исторических лиц - политиков, военных, деятелей науки и культуры.

Поскольку первая БД (перестройки) полностью вошла в состав большой БД, основное место в докладе будет уделено именно последней. Важно то, что закономерность, обнаруженная первоначально в БД перестройки, полностью проявила себя и в основной БД, причем при недавнем дополнении ее новыми фактами замеченная тенденция не была "смазана", а скорее даже подчеркнута: из десятка новых фактов примерно 6-7 "укладывались" в выявленные ранее сгустки событий.

БД формировалась из разнообразных материалов. Историческая ее часть сложилась в основном из изучения источников и монографической литературы; сведения о событиях новейшего времени взяты из газет, телевидения и т.п. не всегда надежных источников. Биографические данные в значительной мере брались из энциклопедий и справочников.

При этом выявились две проблемы: БД не является исчерпывающе полной; БД не свободна от некоторого числа фактических ошибок. Эти недостатки имеют свою объективную и субъективную сторону. Вторая состоит в ограниченности моих сил и возможностей; первая - в реальном состоянии историографии.

О последнем скажу чуть подробнее. Прежде всего, далеко не все вопросы истории освещены в исторической литературе с одинаковой степенью полноты. И в дореволюционной, и в советской науке были темы и вопросы, касаться которых считалось не удобным (например, вторжение русских войск в Венгрию в 1849 г.; покорение Средней Азии и Кавказа).

Однако еще бльшая проблема состоит в отношении исторической науки и историков к хронологии вообще. Во-первых, должное изучение особенностей средневековой хронологии не проведено до сих пор, и потому в разных работах содержатся разные даты одних и тех же событий (например, в литературе указывается 3 (три!!!) разные даты смерти царя Алексея Михайловича). Иногда, но далеко не всегда это объясняется тем, что событие произошло ночью. В некоторых случаях (с тем же Алексеем Михайловичем) проблему удается решить, но далеко не всегда это оказывается возможно.

Во-вторых, это происходит и из-за пренебрежительного отношения историков к хронологической стороне дела: им важнее просто изложить саму последовательность событий, и потому они часто ограничиваются неопределенными "вскоре", "в конце недели" даже в тех случаях, когда в источниках реально называется точная дата.

Таково было в особенности свойство историографии XIX в., и это сделало обширные энциклопедии Брокгауза и Эфрона, а также Гранатов и Южакова малоценными источниками информации: в подавляющем большинстве их статей отсутствуют точные данные о рождении и смерти тех людей, которых эти статьи посвящены.

Более сухие и скучные энциклопедии советского времени в этом отношении более информативны, однако есть проблемы и в пользовании ими: иногда они просто тиражируют ранее сделанную ошибку; они далеко не всегда дают указания о переводе на новый стиль дат рождения людей, родившихся до революции, но активно действовавших в советское время. Проверить такую информацию в большинстве случаев достаточно сложно и требует много времени.

В результате в БД имеется некоторая неравномерность материала по периодам истории и биографическим данным исторических лиц. Так, военные деятели и государственные чиновники XVIII - XIX вв. представлены в БД значительно хуже, чем деятели советского времени. По техническим данным не удалось обработать специализированные энциклопедии по отраслям знания, и потому собраны данные лишь о крупнейших (да и то, вероятно, не о всех) деятелях науки.

Из-за субъективных причин я почти не пополнял свою БД на протяжении последних 5-6 лет, и потому ряд событий новейшего времени, включая смерти исторических лиц, не зафиксировал. Тем не менее имеющаяся БД остается достаточно представительной для того, чтобы охарактеризовать описываемое явление природы.

Вся БД разделена на две примерно равные части под названиями "События" и "Жизнь" причем в последнюю включены и смерти исторических лиц. Дело в том, что основными фактами любой человеческой жизни являются рождение и смерть, и оба эти события в их совокупности оказываются очень хорошо соответствующими тем пучкам, что образуют собственно исторические события. При этом сами по себе и рождения, и смерти могут являться, а могут и не являться историческими событиями. Например, рождение Петра I бесспорно является историческим событием, поскольку разрешало острейшую династическую проблему: двое других сыновей царя Алексея Михайловича были тяжело больны и не могли обеспечить преемственность власти. В то же время, рождение Николая Некрасова было частным делом семьи Некрасовых, и потому включать его в разряд исторических событий было бы не правильным. Однако историческими событиями стали смерти и царя, и поэта: смерть Петра стала началом эпохи дворцовых переворотов; похороны Н.А. Некрасова превратились в политическую демонстрацию демократически настроенной молодежи. Смерть генерала А.И. Деникина в тихом Энн-Арборе в 1947 г. историческим событием явно не была, но приходится она на 7 августа, являющееся центром одного из крупнейших сгустков событий, что, как и множество других подобных фактов, вряд ли является простым совпадением.

Исходя из этого, я составил три типа таблиц - для собственно исторических событий, для исторических лиц (по датам рождения и смерти) и для сводных данных. При этом исторические события были разделены по степени их значимости на "большие", "средние" и "малые", которые оценивались соответственно в 3, 2 и 1 балл. Разумеется, здесь существенную роль играет субъективны