Комментарии -> Научные публикации -> Астрология и научные парадигмы

 
И.Кеплер. О более достоверных основаниях астрологии


Иоганн Кеплер

"О более достоверных основаниях астрологии"

Перевод Ю.Данилова


Все до единого сочинения одного из основателей современного естествознания Иоганна Кеплера (1571—1630) поражают своей неординарностью. В своём раннем сочинении “Предвестник космографических исследований, содержащий космографическую тайну” (1596) Кеплер, исходя из геометрической симметрии платоновых тел, воспроизвёл расстояния между известными тогда планетами. В “Новой астрономии” (1609) Кеплер, используя результаты 20-летних наблюдений Тихо Браге, вывел первые два закона движения планет, носящие ныне его имя. В “Шестиугольных снежинках” (1611) Кеплер походя набрасывает решение задачи о плотнейшей упаковке, в “Новой стереометрии винных бочек” (1615), предвосхищая труды основателей математического анализа, находит объёмы тел сложной формы, в “Гармонии мира” (1619) выводит из динамической симметрии знаменитый третий закон движения планет.

Столь же неортодоксальны и астрологические воззрения Кеплера. Как и для многих его предшественников, астрология была для Кеплера областью науки, недостаточно разработанной и опиравшейся, в силу схоластической традиции, на мнения авторитета. Кеплер предпринял попытку избавить астрологию от измышлений традиционно мысливших составителей предсказаний и подвести под неё прочный фундамент физических, т. е. причинно-следственных, связей и точного математического расчета. Кроме того, Кеплер по-своему интерпретировал теорию аспектов, несколько расширив набор аспектов (один из минорных аспектов — тридециль (108°) — даже в честь него носит название “кеплер”). По Кеплеру, теория аспектов имеет характер физической теории, занимающейся изучением своеобразных резонансов между аспектами, запечатлёнными в душе человека при рождении и возникающими в дальнейшем.

Свой первый календарь с астрологическими предсказаниями (“прогностикой”) Кеплер опубликовал в 1595 г., в бытность преподавателем математики и нравственной философии в гимназии Граца и математиком в провинции Штирия. Широкой известностью пользуется гороскоп, составленный Кеплером для Валленштейна. С гороскопом, составленным Кеплером для себя, читатель может познакомиться по его русскому переводу здесь.

Сочинение “О более достоверных основаниях астрологии”, первая работа, написанная после переезда в Прагу, занимает в наследии Кеплера такое же место, как “Тетрабиблос” в наследии Клавдия Птолемея. Это попытка изложить физические основы астрологии, ещё не отверженной наукой и в то время не находившейся за пределами научного знания.

Перевод выполнен Ю.А.Даниловым с латинского текста, опубликованного в 4-м томе (“Малые сочинения 1602-1611 гг. Диоптрика”. Под ред. М. Каспера и Ф. Гаммера — Мюнхен, 1941, с. 8—35) собраний сочинений Иоганна Кеплера и сверен с английским переводом Брюса Брекенриджа и Мэри-Энн Росси (Proc. Amer. Philos. Soc., 123, 4, с. 85-115, 1979). Редакция текста - Р.В.Броль (Д.Куталёв). Комментарии переводчика и Р.В.Броля.


О БОЛЕЕ ДОСТОВЕРНЫХ ОСНОВАНИЯХ АСТРОЛОГИИ

Новое краткое рассуждение о космической теории с физическим прогнозом на грядущий 1602 год от Рождества Христова, написанное для философов г-ном Иоганном Кеплером, математиком

Люди, познайте мощь неба; то, что известно, обращено может быть нам на благо.
В том, что неведомо, вам не прозреть ни корысти, ни пользы.
Тягостный труд за собою влечет поражение, но сколь богата добыча победы!
Мудрость откроет, о люди, тайное тайных небес.

В Праге, Богемия.
Отпечатано у Шумана.

Моему достославному повелителю высокородному Петрусу Воку де Poзeнбepгкy*1 [L2] в Крумлове, что в Богемии, и владетелю небезызвестного дома Розенбергков, канцлеру Его Священного Императорского Величества господину моему Клементу.

В книге первой своего сочинения “Об обязанностях” Цицерон с ясностью отменной замечает: “Великому уму это свойственно, и много таких, кто, не взирая на чрезвычайную занятость, входили или пытались входить в рассмотрение некоторых важных вопросов, не выходя за пределы своей области” (?). Применяя это мнение Цицерона, в частности к изучению астрономии, наш Рейнгольд*2 настоятельно призывает честные умы не отвращаться от занятий астрономией, следуя суждениям тех неучей, которые восхищаются только занятиями, приносящими прибыль. Ибо, поскольку занятия астрономией преисполнены добродетелью, насаждение их требует твердости духа, и эта твердость духа придает разуму стойкость к глупым суждениям толпы и внушает ему презрение к ложным мнениям.

Что же касается того, что сей превосходный муж высказал относительно каждой части астрологии, то мне думается, что я смогу изложить все на этот раз с иной точки зрения, а именно — с точки зрения физики. Те, кто занимается прогностикой*3 по долгу службы, должны с презрением относиться, особенно в глубине души, к двум противоборствующим наклонностям толпы и научиться защищать себя от двух качеств, свойственных умам неглубоким и низким; жажды славы и страха. Ибо хотя общий спрос [на прогностику] велик, испорченный ум, дабы снискать расположение толпы или в погоне за тщетной славой стремится предсказывать то, чего не бывает в природе, или скрыть истинные чудеса природы, если он избегает рассмотрения более глубоких причин.

С другой стороны, находятся такие, кто утверждает, будто глубокомысленной персоне с философским складом ума не пристало позорить репутацию своих дарований и достоинство эрудиции материями, низведенными до низменных самыми что ни на есть тривиальными и пустыми обыденными предсказаниями; тот же, кто совершает подобные предсказания, потакает любопытству толпы и, словно поднося трут, способствует разжиганию предрассудков у легковерных. Должен признать, что такого рода возражения выдвигаются весьма убедительно и способны отвратить честного человека от писаний в таком духе, даже если на то нет более весомых причин.

Но если желания просветиться достаточно в качестве побудительного мотива для персоны (а мужи мудрые полагают, что такие мотивы достаточны сами по себе), то такого человека уже ничто не остановит, разве что из-за робких опасений слухов и боязни дурной репутации он позволит отвратить себя от своей цели вышеуказанным посторонним влияниям и привходящим обстоятельствам. Ибо, даже если огромное число предписаний берется вместе с мелочами, заимствованными в этой области у арабов, то подобные вещи в столь тайной области природы не принадлежат к числу объяснимых мелочей и их не следует отвергать как мелочи.

Но жемчужные зерна надлежит извлекать из грязи; почитание Бога надлежит начинать с созерцания тайной природы, о которой упоминалось выше, а другие последуют примеру; и мы должны сосредоточить внимание и приложить все усилия, дабы извлечь на свет из тьмы невежества материи, некогда явно служившие на благо роду человеческому. И даже если результат наших усилий не будет ясен немедленно и в предсказаниях останется много неопределенного в силу сложности многих причин, все равно надлежит не ослаблять усилия, ибо добродетель может быть замечена только в труде.

Что же касается того, что многие неверно используют предсказания ради собственного любопытства и подтверждения своих предрассудков, то эти отвращает меня ничуть не больше, чем хорошего командира отвращает от взятия города (я опускаю бесчисленное множество других примеров) потеря нескольких солдат (которым, будь это возможно, он охотно спас бы жизнь).

Если у кого-то имеются возражения против публикации астрологических предсказаний для широкой публики, поскольку это вряд ли пойдет ей на пользу, то я хотел бы, чтобы такие люди приняли во внимание, что мы не можем довести что-либо до людей просвещенных, встречающихся то в одном, то в другом месте, иначе, как обращаясь к широкой публике.

Кроме того, в разжигании любопытства толпы можно заметить ту же методу, которая наблюдается у врачей по отношению к больному: мы используем чрезмерные и пагубные желания толпы, дабы приписать ей (словно некое лекарство) предостережения под видом предсказаний, призванных излечивать болезнь разума, предостережения, которые мы вряд ли могли бы прописать толпе каким-либо иным способом. Поэтому подобно тому, как не безумны те, кто, занимаясь врачеванием больного, хлопочут вокруг впавшего в горячку, говоря не своими голосами и изменяя внешность, лишь бы заставить больного принять лекарства, так и я надеюсь, что те, кто внимает мне с полным доверием, не заподозрит ничего дурного, ибо я из самых лучших намерений говорю открыто о будущем с толпой, жаждущей узнать о новых и будущих событиях. Неправы суждения тех, кто высмеивает вопрос величайшей важности, не пытаясь вникнуть в него; дабы не оставить столь низкие сферы жизни без внимания, открытыми насмешкам, возьмите это [сочинение], и тогда я смогу на радость ему [Цицерону] открыть глаза слепым.

Достославнейший господин мой, мне особенно хотелось посвятить Вашему Высочеству в качестве новогоднего дара мои размышления о грядущем годе, ибо я убежден, что Ваше Высочество и все ученые люди благосклонно взирают на тех, кто насаждает и возделывает указанные искусства. Ваше Высочество это наглядно продемонстрировало, предложив дружбу известнейшему и высокородному мужу Тихо Браге, фениксу астрономов. После его кончины Ваша дружба была предложена мне вместе с соболезнованием по поводу утраты. Кроме того, Вы ежедневно проявляете свой интерес, поскольку принимаете при своем дворе знаменитейшего мужа, господина Германа Булдера*4, доктора медицины, весьма сведущего математика и человека величайшей учености в указанной области, и ведете с ним ежедневно беседы об этих материях.

Примите же, преславный повелитель, эти физические предсказания и сравните их с предсказаниями политическими (на которые я весьма часто ссылаюсь), подобающими достоинству Вашего ранга и Вашим заботам о государстве. Ибо только те, кто печется о публичном интересе, смогут наиболее точно оценить судьбу этого прогноза; что же касается профессоров философии, то они предъявят права на философские и физические парадоксы для своих целей и для своей собственной критики.

Прощайте. Долгих Вам лет и приятной старости. С самыми лучшими пожеланиями по случаю Нового года всегда готовый к услугам Вашему Высочеству г-н Иог. Кеплер, математик.


ВВЕДЕНИЕ

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ: О ФИЗИЧЕСКИХ ПРИЧИНАХ.

РАЗДЕЛ ВТОРОЙ: О ГЕОМЕТРИЧЕСКИХ ПРИЧИНАХ.

РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ: О ПРЕДСКАЗАНИЯХ НА 1602 ГОД.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

См. также:

Иоганн Кеплер. О себе


ПРИМЕЧАНИЯ:

*1 Розенберг (устаревшее написание — Розенбергк), Петрус Вок де (конец XVI—начало XVII вв.) — представитель одного из наиболее богатых и влиятельных аристократических родов Богемии, поддерживающий дружеские отношения с Тихо Браге, а после его кончины — с Иоганном Кеплером.

*2 Рейнгольд, Эразм (1511—1553) — астроном, составитель “Прусских таблиц” (1551) на основе теории Коперника.

*3 Имеется в виду составление календарей-альманахов с астрологическими предсказаниями на год (прогностиков).

*4 Булдер, Д. Герман (современник Кеплера) — астролог при Розенберге.


Перейти к следующей главе


Обсудить на форумах A*R*G*O


Комментарии > Научные публикации

На титульную страницу


TopListbe number one