Денис Куталёв

АСТРОЛОГИЯ НОВЫХ ПЛАНЕТ
(главы из книги)

Вернуться к предыдущей главе

Глава 3.

Интерпретация новых планет: возможные подходы.

В главе 1 мы пришли к выводу: для того, чтобы шагать в ногу со временем, современный астрологический язык должен оперировать и "неологизмами", то есть астрология должна использовать те небесные тела, которые были открыты за последнее время и продолжают открываться. Но если любой небесный объект, доступный для наблюдения, несёт астрологическую информацию, весьма актуальной становится проблема выяснения астрологических значений множества малых планет (зачастую даже не имеющих собственного имени).

В этих условиях необходимы новые подходы к определению астрологических значений планет, т.к. способы, которые были испробованы на Уране, Нептуне и Плутоне (например, работа с мифологемами планет, многолетние статистические исследования) оказываются неэффективными. Работа с мифологемами возможна только для небольшого числа именованных астероидов, тогда как тысячи малых планет и практически все транснептуновые объекты (за малыми исключениями) имеют только буквенно-цифровые обозначения. Статистический анализ (настолько же любимый отдельными школами астрологии, насколько презираемый другими) здесь также весьма затруднён – чтобы набрать и обработать требуемые массивы данных по астрологическому влиянию тысяч небесных тел, могут уйти не только годы, но и долгие столетия...

Какие же методы работы по изучению значений новых планет можно предложить в таких условиях?

Представляется, что исследование астрологического значения новых небесных тел должно состоять из четырёх этапов:

Я уверен, что каждый астролог, следуя данной схеме, может выявить базовые астрологические значения практически любого нового объекта, лишь недавно открытого астрономами.

Но поговорим о каждом из этапов поподробнее.

 

1-й этап. Астрономические характеристики.

Главная астрономическая характеристика планеты, которая важна для астрологии, – это удалённость от Солнца, а точнее – расстояние от планеты до Солнца в афелии (в точке максимального удаления от светила) и перигелии (в наиболее близкой к Солнцу точке). Чем ближе планеты к Солнцу, тем быстрее они движутся по Зодиаку и, соответственно, тем индивидуальнее их влияние в каждом конкретном гороскопе. А чем дальше от Солнца – тем глобальнее проявления этих планет, ведь их зодиакальные положения оказываются сходными у всё большего количества людей одного поколения…

Вторая ключевая характеристика – это эксцентриситет орбиты (или, говоря иными словами, разница между расстоянием до Солнца в афелии и перигелии). Планеты, имеющие орбиту, близкую к круговой, обладают стабильным и уникальным кругом значений (конечно, если нету других планет с такой же удалённостью от Солнца). С другой стороны, те космические объекты, которые имеют вытянутую орбиту, скорее сочетают в себе характеристики нескольких планет с круговой орбитой, нежели несут какое-то собственное уникальное значение.

Таким образом, планеты с круговыми орбитами образуют своего рода этажи в иерархии астрологических значений, тогда как планеты с большим эксцентриситетом орбиты представляют собой лестницы или лифты, связывающие эти этажи. А кометы можно представить как аварийные лифты – или даже случаи выпадения из окна…

Продолжая эту аналогию, мы можем сказать, что малые планеты, движущиеся практически на том же удалении от Солнца, что и какая-либо большая планета (напр., "троянцы" и "ахейцы" на орбите Юпитера), подобны балконам и террасам, пристроенным на уровне определённого этажа. А для того, чтобы малая планета или группа астероидов образовала свой отдельный этаж, они должны не только иметь малые эксцентриситеты, но и находиться на таком удалении от Солнца, на котором нет больших планет.

Основных "этажей", состоящих только из малых планет, к настоящему времени известно два: пояс астероидов между Марсом и Юпитером и пояс Койпера. Ещё один, самый верхний "этаж" Солнечной системы, наличие которого мы можем предположить, – это облако Оорта, существующее, по мнению астрономов, на очень далёких окраинах Солнечной системы и содержащее миллиарды кометных ядер.

Таким образом, Солнечная система, с точки зрения астролога, представляет собой лестницу астрологических влияний – от базовых принципов жизнеобеспечения (Солнце и, в геоцентрической системе, Луна) ко всё более высоким и глобальным принципам:

I ступень – светила – фундаментальные принципы жизни;

II ступень – "этажи" Меркурия, Венеры и Марса, планет индивидуальных особенностей рождённого;

III ступень – основной пояс астероидов (Церера и др.) – связь индивидуальных особенностей с социальными процессами; большое количество малых планет в поясе показывает многообразие вариантов взаимодействия человека с обществом;

IV ступень – "этажи" Юпитера и Сатурна – социальные процессы, достаточно глубокие слои психики;

V ступень – "этажи" Урана и Нептуна – глобальные процессы общепланетарного значения, глубины подсознания;

VI ступень – "кьюбивано" (Кваоар, Варуна и др.) – процессы, по своей глобальности выходящие за пределы осознания; граница познаваемого; большое количество тел в поясе Койпера символизирует невозможность сформулировать один единый принцип кармических, причинных глубин реальности;

VII ступень – облако Оорта – космическая карма; процессы, затрагивающие всю Солнечную систему и связывающие её с Абсолютом.

Возможность включить в анализ гороскопа последнюю, седьмую ступень значений представляется почти нереальной, т.к. она как раз символизирует то, что невозможно вписать в постигаемую человеческим разумом систему. Неспроста прилёт комет с окраин Солнечной системы издревле трактовался как знамения, нарушающие привычный ход жизни, говорящие о Воле Божьей. Остальные же ступени значений составляют основу астрологических интерпретаций.

К примеру, когда мы говорим о группах малых планет, связывающих определённые "этажи", значения этих групп легко определить, исходя из значения данных "этажей". Так, кентавры связывают в своём движении орбиты планет IV и V ступеней. Соответственно, кентавры означают связь реалий социальной жизни (Юпитер-Сатурн) с глобальными процессами общепланетарного значения (Уран-Нептун), что может восприниматься как нарушение привычного течения жизни, а также соотносится с выявлением, “всплыванием наружу” глубочайших слоёв подсознания, что зачастую сопровождается мировоззренческими кризисами и т.п.

Или же возьмём Плутон и его группу "плутино". Эти планеты имеют довольно большой эксцентриситет, и потому не образуют отдельного "этажа". Они связывают орбиты Нептуна и "кьюбивано" (группу Кваоара), то есть говорят о движении к самым предельным явлениям жизни, символизируют достижение границ реальности (в частности, связаны с темой смерти). Плутон и "плутино" указывают и на кармические причины (VI ступень) глобальных процессов (V ступень).

Таким образом, выяснение орбиты любой новой планеты позволяет определить её место в астрологической иерархии космических объектов.

Как очевидно из сказанного выше, размеры планеты и её масса важны не просто сами по себе, но в сочетании с тем, насколько уникальна орбита данной планеты. К примеру, Церера, Харикло или Кваоар движутся по орбитам, не имеющим аналогий среди больших планет, и, кроме того, являются крупнейшими астероидами на этих орбитах. Поэтому они должны приниматься астрологами во внимание в числе довольно значимых факторов любого гороскопа. А вот астероиды-"троянцы", сопровождающие Юпитер, играют гораздо менее важную роль, поскольку движутся практически по орбите планеты-гиганта Юпитера. И чем больше астероидов движутся по орбитам, сходным с орбитой какой-либо крупной планеты, тем меньше значимость каждого из них.

О данном правиле можно говорить и в терминах зависимости движения конкретной планеты от гравитационного воздействия других планет. С этих позиций, астероиды, движущиеся в резонансе с одной или несколькими большими планетами, не могут образовать отдельный "этаж" Солнечной системы (хотя могут нести ценную информацию, синтезирующую значения нескольких уровней). А вот поясá астероидов, где нет подобного резонанса, формируют свои "этажи". Наиболее значимыми в поясах являются наиболее массивные члены пояса – чем больше их относительная масса, тем больше их значимость по сравнению с остальными членами. Как мы видим, и с этих позиций выводы остаются такими же: Плутон и другие "плутино" (движущиеся, как мы знаем, в резонансе с Нептуном 2:3) не могут считаться самостоятельным "этажом" – равно как и кентавры, движущиеся в резонансе сразу с несколькими большими планетами по т.наз. хаотическим орбитам. А вот астероиды Церера и Кваоар – каждый в своём поясе – являются основными носителями информации своего "этажа" (хотя их значимость на своём "этаже" ощутимо меньше по отношению к "соседям по этажу", чем значимость Юпитера по отношению к "троянцам").

Можно пойти и ещё дальше по пути изучения астрономических характеристик. Ведь астрология занимается толкованием астрономических факторов, и потому вполне естественным будет утверждение о том, что наклонение орбиты, скорость и направление осевого вращения, плотность и прочие физические и орбитальные параметры планеты играют существенную роль в формировании астрологических значений.

Для астрологии в этом нет ничего нового. Общеизвестно, что красный цвет Марса дал основания считать его планетой стихии Огня, что крупнейшая планета Солнечной системы Юпитер и астрологически связана с экспансией, ростом и авторитетом, что планета оригинальности Уран имеет наиболее оригинальное расположение на орбите, вращаясь в плоскости, почти перпендикулярной эклиптике. Другое дело, что систематических исследований астрологической роли астрономических параметров планет практически не проводилось. Это объясняется тем, что достоверные сведения о физических и орбитальных особенностях планет астрономы стали получать лишь в последние столетия, когда средневековая традиция европейской астрологии пришла в упадок.

Чуть ли не единственной работой, где предложен систематический подход к трактовке астрономических характеристик планет, является недавно опубликованная книга Владимира Ковригина "Восприятие астрономической реальности" (М., 2001).

Согласно В.Ковригину, астрологическое толкование основных астрономических характеристик планет упрощённо можно проводить, исходя из таких соотношений:

Планеты

Астрологическая интерпретация минимальных значений

Астрологическая интерпретация максимальных значений

Зависимость движения планеты от гравитационного влияния других планет

Уникальность собственного влияния планеты, транслируемых ею принципов.

Влияние планеты дополняет влияние планет, своей гравитацией формирующих её орбиту. Для “троянцев” – преломление качеств основной планеты через призму собственных астрономических характеристик.

Период осевого вращения

Кругозор, широта восприятия.

Конкретизация восприятия, жёсткие формы закрепления полученной информации.

Наклон орбиты к эклиптике

Толерантность, универсальность, равенство.

Элитарность, специализация, непримиримость, иерархичность, кастовость.

Наклон экватора к орбите

Унификация символического описания реальности в знаках, стандартизация, консенсусная реальность. Преобладание количественных оценок.

Интуитивное, образное, объёмное восприятие реальности. Преобладание качественных оценок.

Эксцентриситет орбиты

Синтетическое восприятие реальности, толерантность, изоморфность, эволюция.

Аналитическое восприятие реальности, активизация новых факторов, выделение частного из целого, революция.

Магнитное поле на экваторе

Слабая социальная активность.

Доминирующие в социуме поведенческие механизмы, приоритеты общественного развития.

Наклон магнитной оси

Соответствие формы содержанию, точность реакций, соразмерность внешнего внутреннему, логика, последовательность.

Непредсказуемость экстравагантность, неадекватность реакций.

Средняя плотность

Объективность, чистота восприятия.

Стереотипы.

Вращение планеты

осевое

орбитальное

положительное

отрицательное

положительное

отрицательное

Ментальное восприятие как синхронизация внешней и внутренней реальности, символизируемая сонаправленным осевым вращением большинства планет.

Субъективное время, внутреннее пространство, восприятие реальности, замкнутое на ощущениях.

Нормальное течение времени в трехмерном пространстве.

Нарушения естественного хода времени, путешествия во времени, коллективные галлюцинации, паранормальные явления, искусственные реальности.

 

Воспользовавшись таким подходом, действительно можно дать сугубо астрономическое обоснование многих астрологических характеристик традиционных планет. Соответственно, и применительно к новым планетам – как большим, так и малым – этот подход может оказаться полезным.

 

2-й этап. Символизм имени и астрономических обозначений.

Анализ имени астероида является наиболее популярным способом определения значений среди астрологов, исследующих влияние малых планет. И в этом не было бы ничего плохого, если бы данный способ не оставался практически единственным способом работы с астероидами у большинства астрологов. Между тем, пропуская этап анализа астрономических характеристик, астрологи лишают себя важнейших ключей к пониманию роли конкретных малых планет, включая самый базовый вопрос – о положении изучаемого астероида в астрологической иерархии планет. Поэтому при всей привлекательности игр с именами астероидов следует помнить, что это лишь один из нескольких этапов выявления астрологических значений, и к тому же не самый главный.

Что касается сути работы астролога на этом этапе, то она предельно проста: выясняя значение имени планеты, определяя области символических значений данного имени, астролог приближается к пониманию и астрологического влияния данной планеты.

Но и тут есть подводные камни и сомнительные моменты. Первый из них – многозначительность имени. Она особенно ощутима, когда речь идёт о персонажах из античной истории и мифологии. Скажем, имя Феникс вызывает у нас ассоциации с волшебной птицей, возрождающейся из пепла, тогда как данный астероид входит в группу "ахейцев" на орбите Юпитера и был, соответственно, назван в честь воспитателя Ахиллеса, персонажа Троянского цикла. И встаёт вопрос: которому из этих двух совершенно разных мифологических образов мы должны следовать при интерпретации астероида? Аналогично, "ахеец" Пирр, названный в честь сына Ахиллеса, вызывает у нас ассоциации с "пирровой победой", тогда как данное выражение связано вовсе не с сыном Ахиллеса, а лишь с его тёзкой. Поэтому далеко не всегда ясно, как именно при интерпретации астероидов следует сочетать различные символические ряды, связанные с одним и тем же именем.

Особые казусы случаются при переводе. К примеру, имя астероида, названного в честь немецкого астронома Беера, латинскими буквами пишется "Beer", что по-английски означает "пиво". Отсюда англоязычные астрологи делают далеко идущие выводы, что данный астероид связан с темой спиртных напитков, пьянства и алкоголизма. И насколько оправданы такие выводы? Здесь однозначного ответа нет.

Что интересно, и в тех случаях, когда небесное тело ещё не получило собственного имени, а имеет лишь астрономическое обозначение, астрологи могут получить значимую информацию. Ведь астрономические названия и классификации тоже могут быть проинтерпретированы астрологически. Подобный подход применительно к неподвижным звёздам был продемонстрирован в моей работе "Общая теория интерпретации звёзд" (Томск: Зодиак, 1997). Как это будет выглядеть в приложении к малым планетам? Например, любопытные результаты может дать изучение в вашей натальной карте астероида с номером, совпадающим с годом вашего рождения, или астероида, имеющего номер текущего года. Условно говоря, если малая планета номер 2005 находится в точном соединении с вашей Венерой в 7 доме, то вы можете вступить в брак в 2005 году, а если ваш Меркурий в квадратуре с астероидом номер 1956, то у вас будут трудности во взаимопонимании с людьми, родившимися в 1956 году…

 

3-й этап. Гороскопы открытия планет.

Идея о том, что гороскоп на момент открытия планеты несёт важную информацию, связанную с астрологическим воздействием этой планеты, не так уж нова. Скажем, российский астролог Сергей Масликов в своё время продемонстрировал интерпретацию карты открытия Урана*, а американские астрологи Диана Розенберг и Арлен Нимарг показали наличие корреляции между картой открытия Нептуна и гороскопом на момент массового химического заражения (в результате промышленной катастрофы в Бхопале 1984 г.)**.

* Масликов С.Ю. Гороскоп планеты Уран // Первый семинар астрологов Сибири. 23–24 апреля 1993 г., г. Томск. – Томск: Зодиак, 1993.

** Розенберг Д., Нимарг А. "Юнион Карбайд" и "Божьи мельницы" // Журнал ЕАФ НСГИ. – Лето 1996.

Однако изучение карт открытия планет так и не стало общепринятой техникой выявления их астрологических значений. Не в последнюю очередь это было связано с техническими трудностями: астрологам обычно недоступны сведения для построения точных гороскопов на момент астрономического открытия.

Также возникает проблема выбора наиболее значимого момента из серии событий, связанных с открытием конкретного небесного тела.

Подавляющее большинство астероидов было открыто не в результате непосредственного наблюдения ночного неба, а в результате анализа фотографий определённых участков неба. С одной стороны, это очень хорошо для астрологов – поскольку момент фотографирования фиксируется астрономами с точностью до секунды, и есть возможность составления точного гороскопа на этот момент. С другой стороны, это размывает во времени само открытие. Что более важно для астролога: момент фотосъёмки, зафиксировавшей новую планету, или момент, когда астроном на фотографии обнаруживает эту планету?

Вопросов становится ещё больше, лишь стоит нам детальнее представить себе процесс открытия планеты. Ведь для того, чтобы сделать вывод об обнаружении нового небесного тела, астроному вначале необходимо идентифицировать все остальные объекты на фотографии, и когда выяснится, что такой-то объект ни в одном каталоге не значится, он может сделать только вывод, что это какое-то новое небесное тело. А для того, чтобы определить, звезда это, планета, астероид, комета, вспыхнувшая новая или вообще дефект снимка, нужно сравнить изучаемый снимок неба с другими снимками того же участка неба – более поздними и более ранними. Лишь после такого сравнения и дополнительного анализа станет ясно, к какому типу объектов отнести открытое небесное тело.

И здесь возникает два новых вопроса. Во-первых, считать ли открытие произошедшим, если астроном в результате своих наблюдений или изучения фотоснимков не сумел точно выяснить, к какому типу небесных тел принадлежит новый объект, а то и вовсе неправильно определил класс этого небесного тела? Скажем, общеизвестно, что планету Уран открыл Уильям Гершель 13 марта 1781 г. Но на самом деле, Гершель не считал, что он открыл новую планету – он решил тогда, что обнаружил неизвестную ранее комету. И лишь впоследствии выяснилось, что это была всё-таки планета. Так считать ли нам момент наблюдения Гершелем Урана моментом открытия планеты? Ответ на этот вопрос затрудняется ещё и тем, что Уран, оказывается, наблюдали и до Гершеля – и тоже не принимали за планету. В частности английский астроном Флемстид принял Уран за звезду и включил его в свой знаменитый звёздный каталог ещё в 1690 г. как 34-ю Тельца… В наши дни бывают и обратные случаи – когда обнаруживают новый астероид, объявляют о его открытии, каталогизируют его, а после дополнительных наблюдений и уточнения параметров его орбиты выясняется, что это астероид, который уже открыли раньше и который давно присутствует в каталогах… Как будут соотноситься между собой значения гороскопов на момент каждого из открытий-переоткрытий и гороскоп на момент выяснения конфуза?

Другой вопрос связан с фиксированием новой планеты на снимках неба: которую из фотографий в той серии снимков, по которой было сделано открытие, считать главной? Первую фотографию, на которой была обнаружен неизвестный ранее объект? Или хронологически первую фотографию, запечатлевшую новую планету? Скажем, какой-то астероид был открыт после сравнения фотоснимков, сделанных на протяжении нескольких дней, с 1 по 5 августа 2001 г. Один астролог посчитает, что для построения гороскопа открытия нужно выяснить, который из снимков был рассмотрен автором открытия вначале. А другой заявит, что в любом случае дата открытия – 1 августа, поскольку снимок, сделанный в этот день, хронологически наиболее ранний. Но это не исключает вероятности, что через несколько дней, месяцев или лет после объявления об открытии данного астероида он будет обнаружен на снимках, сделанных в 2000, 1990 или даже 1900 году… И что, гороскоп открытия тоже придётся каждый раз пересчитывать заново?

Давайте попробуем разобраться во всех возможных ключевых датах на конкретном примере – открытии Хирона.

Дата А: 4 ноября 1977 г. в циркуляре Международного Астрономического Союза номер 3129 было объявлено об открытии "медленно движущегося объекта Коуэла" (ни имени "Хирон", ни классификации этого объекта как астероида ещё не было дано).

Дата B: Чарльз Коуэл обнаружил данный объект 1 ноября 1977 г. на фотографических пластинах, сделанных им ранее.

Дата С: Объект был обнаружен на фотографии, сделанной 18 октября 1977 г.

Дата D: Это открытие было подтверждено фотографией, сделанной через тот же телескоп 19 октября 1977 г.

Даты E и F: Почти сразу после открытия Коуэла другой астроном, Т.Герельс, обнаружил изображение Хирона на снимках, сделанных через тот же телескоп, 11 и 12 октября 1977 г.

Дата G: 8 ноября 1977 г. Брайаном Марсденом была впервые вычислена приблизительная орбита Хирона (благодаря дополнительным наблюдениям 3 и 4 ноября).

Дата H: Ряд последующих наблюдений, проведённых к 13 ноября, позволил Марсдену вычислить более точную орбиту Хирона, благодаря чему Коуэл сумел обнаружить этот объект на фотоснимках, сделанных им ещё в 1969 г., 10 и 11 сентября.

Даты I и J: Такой процесс повторялся затем несколько раз: уточнённые параметры орбиты позволяли искать Хирон на всё более ранних снимках, а полученные благодаря этим снимкам точные координаты для всё более ранних дат позволяли ещё больше уточнить параметры орбиты. Наконец, 13 декабря 1977 г. в циркуляре Международного Астрономического Союза №3151 было объявлено о самом раннем фотоснимке Хирона, сделанном 24 апреля 1895 г. И по сей день более ранние наблюдения Хирона неизвестны.

Дата K: Циркуляр Международного Астрономического Союза №4770 от 11 апреля 1989 г. объявил о том, что Хирон является кометой. Это заключение было сделано на основании наблюдений кометного хвоста Хирона 10 апреля того же года.

К этому списку также стоит добавить день, когда "медленный объект Коуэла" получил имя "Хирон". К сожалению, я не сумел выяснить точную дату.

Желающие могут посмотреть космограммы на все эти даты, но мне представляется, что ключевыми здесь являются два события:

1. тот момент, который самими астрономами фиксируется как момент открытия (а это дата С), и

2. самое раннее наблюдение (дата J).

Очевидно, что самый главный момент в астрологии новых планет – это миг первого контакта, “знакомства” человечества с планетой, когда жители Земли впервые получают информацию о неизвестном ранее небесном теле. И тот факт, что эта информация бывает получена не человеком напрямую, а фотообъективом, не должен нас смущать. Ведь нас не смущает, что Уран или Нептун были открыты через посредство телескопа. Возвращаясь к древеневавилонским аналогиям, можно сказать, что значим тот момент, когда небом было дано знамение – а уж когда это знамение было расшифровано человечеством, имеет второстепенное значение.

Во многих случаях момент открытия и момент первого наблюдения (даты C и J) совпадают, и тогда не возникает сомнений, какой гороскоп положить в основание интерпретации. Но в тех случаях, когда сведения о более ранних наблюдениях поступают уже после открытия планеты, базовым всё равно остаётся момент С, в который до человечества дошло "послание небес". А гороскоп на момент J содержит информацию о "предыдущих попытках" небес обратить наше внимание на эту планету. И потому этот более ранний гороскоп позволит уточнить и расширить наши данные о сути послания, которое несёт нам новая планета.

Мы уже говорили, что знакомство Человечества с Новой Планетой астрологически может анализироваться практически по тем же принципам, что и знакомство двух людей. Давайте продолжим эту аналогию. Конечно, мы не можем изучить синастрию или композит гороскопов рождения планеты и человечества – но мы имеем возможность проанализировать карту их знакомства. А не так ли поступает астролог, когда он не знает дат рождения тех людей, отношения которых ему нужно проанализировать? Какую карту он кладёт в основание своих рассуждений? Очевидно, что именно карту первой встречи.

Вот юноша и девушка знакомятся на дискотеке, поначалу даже не зная имён, увлечений и глубинных черт характера друг друга, и эта встреча становится началом долгих романтичных отношений. Разумеется, гороскоп на эту их встречу может рассматриваться в качестве базовой карты анализа их взаимоотношений. В астрологии новых планет это и есть момент С. А те моменты, когда молодые люди впоследствии узнают имена, фамилии, профессии, социальный статус и привычки друг друга, далеко не так важны. Точно так же не очень существенен тот момент, когда об их взаимоотношениях узнают другие люди. Соответственно, в астрологии новых планет моменты расчёта орбиты нового небесного тела, уточнения его места в астрономической классификации, обнародования наблюдений, присвоения номера и собственного имени, и т.д. и т.п. – все эти моменты не относятся к ключевым. А теперь представим, что после года знакомства наша пара случайно узнаёт, что они оба ходили в одну и ту же группу в детском саду и бок о бок сидели в одной песочнице. Значит ли это, что гороскоп их встречи на дискотеке потеряет своё значение? Разумеется, нет. Он всё равно будет описывать все основные тенденции в их нынешних и будущих взаимоотношениях. Аналогично, и карта J в астрологии новых планет нисколько не отменит информацию карты на момент C.

Поэтому мы будет рассматривать в качестве основного гороскоп на момент фотосъёмки, по результатам которой делались выводы об открытии новой планеты. Карты более ранних наблюдений (если таковые обнаружатся) будут рассмотрены как дополнительные. А гороскопы на все последующие моменты мы вообще вправе проигнорировать.

Кстати, сюда можно приплюсовать и сугубо практические соображения: моменты наблюдения небесных тел тщательно фиксируются астрономами, и поэтому мы можем строить точные гороскопы конкретных наблюдений. А момент, когда астроном нашёл на серии фотографий новый объект, практически никогда нам неизвестен. Это же касается и точного момента решения Международного Астрономического Союза объявить всему миру об открытии – часто известен только день. Поэтому пусть даже мы постулируем теоретическую значимость всех этих гороскопов, но на практике мы всё равно сможем использовать только карты наблюдений. Благодаря интернету, любой желающий в наше время имеет возможность получить данные практически обо всех прошлых наблюдениях малых планет (на сайте http://hamilton.dm.unipi.it/astdys/mpcobs/), а также быть в курсе новых открытий благодаря Электронным Циркулярам Малых Планет.

Более детально о трактовке гороскопов открытия планет мы поговорим в следующей главе.

 

4-й этап. Последующие наблюдения.

Только практический опыт по изучению влияния конкретного небесного тела в гороскопе позволит сказать нам, насколько мы были правы в своих рассуждениях на предыдущих трёх этапах. Практика – критерий истины. Особенно внимательно следует проверять те выводы, которые были сделаны на основании имени планеты. Кстати, здесь возможны многие любопытные открытия. Например, малая планета Сапфо получила своё имя в честь знаменитой древнегреческой поэтессы. И американская исследовательница Зиппора Добинс действительно нашла Сапфо проявленной в гороскопах людей, связанных с поэзией и другими видами искусства (а также в картах людей, занимающихся воспитанием других). Но при этом выяснилось, что несмотря на коннотации с именем поэтессы, воспевавшей лесбийскую любовь, астероид Сапфо не связан с гомосексуальностью.

Другой пример – из моего собственного опыта. Занимаясь анализом карт обретения независимости британскими колониями, я решил проверить, насколько проявленными в этих гороскопах окажутся малые планеты Свобода, Эстер и Либератрикс. По-латыни "Liberatrix" означает "освободительница", и это имя было дано астероиду в честь снятия прусской оккупации Франции. Выяснилось, что астероид Либератрикс действительно очень сильно проявлен в картах независимости колоний, вступая в конфигурации с базовыми планетами гороскопа. А вот Свобода и Эстер никак себя в этих случаях не проявили… Очевидно, бездумный перенос буквального смысла малой планеты Свобода на события мировой истории оказался неправомерен (ведь данная планета была названа в честь человека с фамилией Свобода, а не в честь понятия свободы как таковой). Что касается астероида Эстер, то американский астролог Джеймс Льюис соотнёс его с библейской Эсфирью и отсюда вывел, что данный астероид "представляет оппозицию геноциду и порыв к освобождению, избавлению от гнёта". Но анализ данного астероида в картах колоний показал, что с его мифологемой всё не так-то просто…

А вот иной пример. Существует астероид Израиль. По имени этого астероида можно предположить, что он будет астрологически связан с событиями в одноимённой стране. Для проверки возьмём за основу две даты. 29 ноября 1947 г. на Генеральной ассамблее ООН была принята резолюция об отмене мандата Великобритании на Палестину и образовании на её территории еврейского и арабского государств. А провозглашена независимость от Великобритании была 14 мая 1948 г. Летом 2001 г. я заинтересовался анализом этих двух карт, очень сильно резонирующих друг с другом. Особенно обратил на себя моё внимание тот факт, что гороскоп независимости Израиля 1948 г. образует мощную конфигурацию напряжённых аспектов к Сатурну карты 1947 г. Исторические события и карты политиков подтверждают наличие этой болевой точки. В частности,

Хирон (1948) – 21°27' Скорпиона

Лилит (1948) – 22°24' Водолея

Луна Я.Арафата – 22°31' Тельца,

Средние Узлы Луны (1947) – 22°32' Тельца.

Сатурн (1947) – 22°39' Льва

Истинные Узлы Луны (1947) – 23°27' Тельца/Скорпиона

Солнце (1948) – 23°40' Тельца

Луна А.Шарона – 25°35' Тельца

И буквально через три дня после того, как я сообщил об этом наблюдении в Интернете, 9 августа 2001 г., в Иерусалиме произошёл взрыв на углу улиц Яффо и Кинг-Джордж, в столовой: было убито не менее 12 человек и около 90 человек ранено террористом-самоубийцей, взорвавшим себя внутри столовой. Астероид Израиль в это время был в 22°40' Льва, в точнейшем соединении с Сатурном 1947! При этом Израиль ещё образовал оппозицию с Ураном.

Но посмотрим ещё несколько событий – ограничась для наглядности только транзитным астероидом Израиль, без привлечения прогрессий и т.п.

Начало войны в Суэцком канале 29 октября 1956 г. – Израиль в 12°49' Козерога, в абсолютно точной контрапалаллели с Ураном (орбис 0'), в точной квадратуре к Нептуну 1947 и в точном квиконсе к Плутону 1948.

Начало Шестидневной войны 5 июня 1967 г. – Израиль в 28°08' Водолея – в точной оппозиции к Марсу 1948 г. (орбис 10'), в точном соединении с 1996 TO66 (астероид потерь и нарушения запланированного сценария) и в косвенном мидпойнте Марс/Сатурн (орбис 7'). Война кончилась, когда Израиль вышел из Водолея в Рыбы.

Начало войны с Ливаном 6 июня 1982 г. – Израиль в 22-м градусе Тельца, в точном соединении с куспидом 8 дома гороскопа 1948 г. (см. Кэмпион Н. Книга мировых гороскопов), в точной оппозиции к Хирону той же карты.

Убийство Ицхака Рабина 4 ноября 1995 г. – точная квадратура Израиля к Сатурну, точная параллель к Урану.

Мы видим, что положение малой планеты Израиль во всех этих примерах нельзя считать случайным. Вообще, астрологическое значение подобных "географических" астероидов определить и проверить довольно легко.

Особого обсуждения требует вопрос о том, как были получены астрологические значения больших планет – Урана, Нептуна, а затем и Плутона. Ведь астрологи 19 в., насколько мы знаем, не базировались в своих рассуждениях на картах открытия планет, не особенно учитывали их астрономические характеристики, связанные с вращением, плотностью, эксцентриситетом и т.п., да и мифологема, скажем, греческого бога Урана не очень-то описывает астрологические качества планеты Уран. Ответ на вопрос, почему это так, тесно связан с историей открытия планет.

Если почитать трактовки Урана, которые давались этой планете в 19-м веке, то мы увидим, что Урану тогда приписывались и многие из характеристик, которые впоследствии закрепили за Плутоном, и ряд характеристик, которые потом отошли к Нептуну... В целом, Уран считался злой планетой, довольно-таки смертоносной, и лишь отдельные мистики, оккультисты и спиритисты могли, как считалось, уловить высшие ритмы этой планеты, уводящей за пределы обыденной реальности.

Ход мыслей астрологов, закрепивших за Ураном подобные качества, довольно очевиден. Раз эта планета не была известна ранее, значит, она управляет всем тем, что выходит за рамки обыденного опыта. Или тем, что до сих по неизвестно и необъяснимо – это и загадка появления врождённого гения, и загадка жизни и смерти, и различные оккультные материи. Следующий шаг тоже логичен: раз Уран не участвует в описании стандартных, традиционных форм и структур, значит, он управляет противодействием всему стандартному и традиционному. И потому это планета революций, реформаторов, разрушения традиций, необычных поступков любого рода. Вообще, последняя открытая планета всегда считалась планетой смерти: вначале Сатурн как пограничная планета "последнего рубежа", потом Уран (например, у дореволюционного российского астролога А.Трояновского находим: "Уран соответствует 12-й карте Таро, смысл которой таков: "закон Бога повелевает нам жить для других, но не ждать возмездия. Готовься, напротив, перенести насмешки, презрение, гонение и насильственную смерть"). С открытием Нептуна ряд злотворных характеристик Урана перешёл к нему. Ну, а Плутону, получившему имя бога загробного царства, тем более было суждено стать самой устрашающей планетой для астрологов 20 века…

Теперь о том, почему астрологические характеристики планеты Уран мало коррелируют с мифом об Уране. Ответ, как мне думается, кроется в том факте, что название планеты закрепилось далеко не сразу. С момента открытия прошёл почти целый цикл Урана, прежде чем утвердилось общепризнанное имя для этой планеты. Сам Гершель, открывший Уран, назвал его "Звездой Георга" в честь правившего тогда британского монарха. Многие астрономы 18-19 вв. использовали название "Гершель" в честь первооткрывателя. Были и другие варианты использовавшихся названий для Урана, в том числе довольно популярным было название "Нептун" (!). И лишь к 1850-му году, уже после открытия той планеты, что называется Нептуном сейчас, за предыдущей планетой закрепилось название Уран. А раз у астрологов на протяжении более полувека после открытия Урана не было такого излюбленного в наши дни источника астрологических значений, как мифы, связанные с именем, то им приходилось опираться прежде всего на умозрительные построения, что же может означать та планета, которая не была известна древним. И эти построения привели к тому набору характеристик Урана, что мы и имеем.

Остаётся только гадать, как трансформировалась бы интерпретация дальних планет в современной астрологии, если бы за Ураном чётко закрепили название сразу после его открытия.

Интересно также восстановить ход мыслей астрологов 19 века, посчитавших, что Уран управляет Водолеем. Здесь я вижу два основных варианта объяснения. Первый – если отталкиваться от системы обителей. Когда астрологи задумались о том, как же вписать новые планеты в традиционную схему управления, то вполне могла напроситься мысль, что планеты должны выстроиться в ряд по их удалённости: если Рак и Лев – это Луна и Солнце, а дальше – Меркурий (Дева), Венера (Весы), Марс (Скорпион), Юпитер (Стрелец), Сатурн (Козерог), то следующим должен идти "Уран (Водолей)", что в середине 19 в. получило дополнительное подтверждение со стороны однозначной корреляции "Нептун (Рыбы)". Кстати, ещё в античной традиции бог Нептун (Посейдон) считался божеством знака Рыб.

Второе объяснение – если идти от характеристик знаков. Так, Уран – бог неба и потому, очевидно, должен управлять воздушным знаком. Но в каком именно знаке Воздуха он является "высшим управителем"? Видимо, в том знаке, который явно не полностью описывается стандартным управителем. Близнецы – меркурианские донельзя, Весы также весьма очевидно ориентированы на венерианские этические, эстетические, партнёрские ценности. А вот Водолей, как могло показаться, не особенно точно описывается Сатурном. И его общительность, ментальная активность, и приписываемые ему в старых текстах "превратности судьбы", и упоминаемые ещё у античного астролога Веттия Валента обманчивость, ненадёжность и несдержанность как-то не характерны для фиксированного знака, управляемого Сатурном... Так Уран и получил в управление знак Водолея.

С Нептуном всё было проще. Он получил название практически сразу. Это название дало астрологам повод считать его планетой водной стихии и соотнести с Рыбами, что прямо-таки напрашивалось. А раз Нептун – высший управитель Рыб, то из этого факта легко выводились его значения. С ним связали те черты Рыб, которые не объяснялись управлением Юпитера. Отсюда – и нептунианская высшая духовная любовь, и его связь с запутанностями и обманами, и с "чахоточным состоянием тела" (см. того же Трояновского), и т.д. и т.п. И ничего удивительного, что Нептун стали считать высшей ипостасью Венеры, экзальтирующей именно в Рыбах.

А вот здесь мы подходим к очень важной проблеме. Стоит ли вообще включать новые планеты в те системы, где планеты выступают в роли управителей знаков, домов, термов и т.п.?

Несомненно, что древние астрологи создавали системы обителей, экзальтаций и прочих достоинств и слабостей, не просто исходя из септенера, но и базируясь на такой космологической схеме, в которой просто невозможно было наличие каких-то ещё планет. Таким образом, и цикл 12-ти знаков Зодиака, и система 7 планет полагались завершёнными, цельными – и потому вполне могли быть соотнесены друг с другом по тем или иным принципам. Но теперь, когда мы понимаем, что планеты представляют собой гипотетически бесконечный ряд (то есть, открытую систему), было бы грубой методологической ошибкой пытаться встроить каждую новую открываемую планету в классическую схему обителей в качестве управителя того или иного знака. И до тех пор, пока мы не узнаем точное количество астрономических "этажей" в Солнечной системе (если такое время вообще когда-либо наступит), мы не имеем морального права ни соотносить все эти этажи со знаками классического Зодиака, ни строить новый Зодиак, исходя из нашего сегодняшнего знания о существующих в Солнечной системе планетах.

С другой стороны, значит ли открытие новых планет, что классический Зодиак из 12-ти знаков и цикл 12-ти домов уже не могут удовлетворять реалиям нашего времени? Думаю, что нет оснований делать такие скоропалительные выводы. Ведь семёрка видимых планет и по сей день описывает все основные реалии нашей жизни – как описывала сотни и тысячи лет назад. Поэтому и прочие астрологические схемы, связанные с септенером (включая систему Зодиака и круг домов), продолжают функционировать в полной мере. Круг домов описывает видимое суточное движение небесной сферы, круг Зодиака – видимое годичное движение Солнца, и потому их взаимодействие с семью видимыми планетами даёт нам вполне адекватную астрологическую информацию обо всех видимых событиях и тенденциях в нашей судьбе. Другое дело, что в нашу земную жизнь порой вторгаются и не такие уж очевидные силы, астрологически соотносящиеся с высшими планетами, кентаврами и т.п. Но вторгаются они, делаясь видимыми, то есть, действуя через аспекты к видимым планетам в привычных нам знаках и домах. Поэтому было бы неправильным соотносить новые планеты с какими-либо знаками, домами, термами и т.п. в качестве их управителей, но вполне правомерно рассматривать их как сигнификаторов определённых тем во взаимодействии с различными показателями карты – вне рамок системы достоинств и слабостей.

Таким образом, в рамках существующей астрологической системы мы можем учитывать положения новых планет в знаках и домах, анализировать их аспекты к другим планетам – но для использования их в качестве "хозяев" домов и знаков нужно, строго говоря, вначале разработать новый Зодиак и новые принципы домификации, изначально рассчитанные на учёт этих планет (или хотя бы на возможность подключения новых, ещё неизвестных планет). А в традиционных античных и средневековых техниках, как мы уже говорили, такой возможности не предусмотрено.

Отрадно, что к пониманию этого принципиального положения сейчас приходят многие ведущие астрологи. К примеру, такой авторитет по изучению старинных астрологических техник, как Роберт Золлер, в своей последней книге пишет: с годами практики ему стало ясно, что было ошибкой пытаться включать новые планеты в техники классической астрологии. Однако это не означает, что их вовсе следует исключать из рассмотрения. Так, об Уране, Нептуне и Плутоне Золлер говорит: "Сейчас я пренебрегаю ими в вычислениях, связанных с длительностью жизни (включая технику Алькокодена), и настоятельно советую другим делать точно так же. Они не были частью традиционной астрологии и не управляют знаками или годами. Но я, тем не менее, помещаю их в карту; я просто учитываю их положение, природу и аспекты"* (курсив мой. – Д.К.). Золлер использует высшие планеты и в прогнозах (например, в дирекциях), но чётко исходя из тех же принципов.

* Zoller R. Tools & Techniques of the Medieval Astrologer. 2nd ed. - London, 2001.

В наиболее явной форме тенденция возврата к системе септенера проявляется в современной хорарной астрологии. Большинство специалистов в этой недвусмысленно конкретной области астрологии на своём опыте убедились в том, что главными управителями знаков и домов всегда остаются семь видимых планет. А высшие планеты, кентавры и т.п. обозначают лишь дополнительные штрихи и акценты в хорарной карте, являясь сигнификаторами ряда специфических явлений.

При подобном подходе к астрологии, как мы видим, нисколько не умаляются ни традиционные техники и значения (связанные с планетами септенера, домами и знаками), ни новые планеты с их кругом значений. Да, мы можем говорить о символической связи Нептуна с Рыбами или о корреляции значений Плутона и 8 дома, мы лишь не вправе рассматривать их как управителя Рыб и управителя 8 дома. Осознав это, мы выйдем из методологического тупика, в который попала западная астрология в двадцатом веке.

Исходя из сказанного выше, в данной книге при анализе гороскопов я буду базироваться на классической системе управителей знаков (Марс как управитель Скорпиона, Юпитер как управитель Рыб, Сатурн как управитель Водолея). Что касается системы, ставшей привычной в двадцатом веке (которая включает Уран, Нептун и Плутон), то она будет использоваться лишь в качестве вспомогательной и второстепенной.

 

Перейти к Главе 4

 


Выскажите своё мнение!

Вернуться к Главе 1

Книги и статьи Дениса Куталёва

Вернуться на титульную страницу


TopList

Карнавальный костюм купить

Карнавальный костюм купить в Киеве недорого для девочек и мальчиков от Ми Пати.