Денис Куталёв

Христианство и астрология

 

III. История отношений христианства и астрологии.

Проследим основные исторические этапы развития взаимоотношений астрологии и христианства.

С первых веков своего существования христианство боролось с языческими культами, особенно культами Солнца и Луны, однако впоследствии эти культы в трансформированном виде нашли отражение в системе христианства. Уже в наше время были выдвинуты предположения об "астральной мифологии" как первоисточнике христианства и, довольно спорный с астрологической точки зрения, тезис о том, что Христос не был реальным лицом, а только "астральным мифом".

С другой стороны, уже на ранних этапах развития христианства существовала традиция приписывать изобретение астрологии библейским персонажам. Так, пользовавшийся большим авторитетом у Отцов Церкви и церковных историков Иосиф Флавий (иудейский историк I в.) утверждал, что астрологию изучали ещё до потопа дети Сифа. Другие предания приписывали изобретение астрологии ветхозаветному патриарху Еноху (прожившему 365 лет, а впоследствии взятому на небо) и Нимроду, ветхозаветному властелину большого государства на Востоке (Ассиро-Вавилонского царства), "сильному зверолову пред Господом", которого иногда отождествляли с персонажем греческой мифологии Орионом.

Христианство зарождалось в мире, в котором господствовал астральный фатализм и учение стоицизма об абсолютной природной предопределенности происходящего. Поэтому основным пунктом, вокруг которого велись споры в первые века христианства, стала проблема возможности сочетать астрологию, понимаемую как учение о детерминированности всех явлений, с христианским постулатом о свободе воли. Уже греческий христианский писатель Ипполит из Рима (ок.170 - 235/236) выступал против валентинианцев, использовавших авторитет Христа для распространения астрологии, полностью отрицал астрологию как науку и видел в ней источник всех раздоров. Яростным противником астрологии был Тертуллиан. Блаженный Августин, потерпев неудачу на поприще астрологии, стал считать её порождением Сатаны и разновидностью чёрной магии; он выработал "Семь аргументов против астрологии", которые до сих пор используются критиками астрологии как церковного, так и естественнонаучного направления. Среди церковных авторитетов, отвергавших астрологию, были также Евсевий Кесарийский (ок.260 - 339), Григорий Нисский (336 - ок.394) и многие другие.

С другой стороны, философская школа неоплатоников была склонна признать за астрологией право на существование. Плотин (204 - 269) выступал против фаталистической интерпретации астрологии, вместе с рядом учеников систематизировал и обогатил астрологические знания. Последователь Плотина Порфирий (234 - 303) развивал эзотерическую астрологию, разработал свою систему деления гороскопа на двенадцать "домов". Философ-неоплатоник Синесий Киренский (370 - 415) также интересовался астрологией, считая, что она готовит людей к восприятию высших тайн теологии. Основатель Афинской школы неоплатонизма Прокл Диадох (412 - 485) своим искусством систематизации астрологических знаний способствовал их освоению в средневековом обществе. Его ученик Марин, рассматривавший астрологию как искусство, сходное с медициной, составил биографию учителя и его гороскоп, дошедшие до нашего времени [8].

Некоторые христианские мыслители пытались найти для астрологии место в рамках христианского учения. В связи с этим можно упомянуть о текстах, приписываемых Клименту Римскому (так называемых "псевдоклиментинах"), о Фирмике Матерне и др. Не подвергая сомнению саму возможность предсказания будущих событий, они стремились изменить мировоззренческую основу астрологии, христианизировать её. Они ставили звёзды в подчиненное божественной воле положение и противопоставляли фатализму свободу воли человека. Особенно много таких попыток предпринималось в гностицизме и других неортодоксальных христианских течениях (различные дуалистические секты, присциллиане и др.). Гностики считали, что глубокое проникновение в законы космической жизни может способствовать "избавлению души от плена материи" [11].

Особой концепции придерживался Ориген (ок.183 - ок.254). Он с большим рвением преследовал астрологию, считая, что простому смертному не дано прочесть будущее по звёздам, но это могут сделать высшие существа потустороннего мира. Он также поставил вопрос о том, находился ли Христос во время своих деяний и страданий под влиянием звёзд. Подобный вывод, логически вытекающий из тезиса о "всемогуществе звёзд", осуждал тарсийский епископ Диодор (ум. 394). Константинопольский патриарх Фотий (ок.820 - ок.891) упоминает о попытках использовать евангельский сюжет о Вифлеемской звезде для доказательства утверждений о влиянии звёзд.

Благодаря разработкам гностиков, неоплатоников и др. христианские и ветхозаветные элементы проникли в астрологию, а астрологический символизм (знаки Зодиака, планеты и ангелы планет, гармония сфер, мелотезия и т.п.) занял определённое место в средневековом христианском мировоззрении.

Однако в целом после падения Римской империи астрология оказалась в Европе забытой вместе с античной культурой. Возможно, свою роль здесь сыграла критика Августина, выступавшего против астрологии, как и всякого знания, подменяющего собой непосредственный контакт с Богом и тем уводящего от Истины. Кроме того, впоследствии понятие об астрологии стало связываться с "неверными" мусульманами, так как в арабском мире эта наука продолжала развиваться.

Прямой наследницей эллинизма на Ближнем Востоке была Византийская империя. Значительная часть населения говорила по-гречески. Несмотря на осуждение астрологии церковью, среди жителей Византии были широко распространены астрологические представления. В IV - VI вв. н.э. мы встречаем здесь целую плеяду замечательных астрологов, хорошо знакомых с эллинистической традицией. Среди них: Гефестион Фиванский (конец IV в. н.э.), Юлиан Лаодикейский (конец V в.), Гелиодор (V-VI вв.), Иоанн Лид (VI в.), Стефан Александрийский (начало VII в.), Реторий Египетский (начало VII в.) и др. Все они были авторами компилятивных сочинений, удовлетворявших запросы их современников, но не содержавших ничего нового в сравнении с предшествующей традицией. В VII-VIII вв. наблюдается упадок астрологии, вызванный ужесточением позиции церкви и общим оскудением интеллектуальной жизни Византии. Астрология возрождается только в конце VIII в. благодаря переводам с сирийского и арабского языков. Период от 800 до 1200 г. для византийской астрологии был наиболее благоприятным, хотя ничего нового в развитие её как науки внесено не было. Астрология была популярна в самых разных слоях общества. Многие императоры покровительствовали астрологии. Фигура придворного астролога играет заметную роль в истории Византийской империи. Наиболее сложным, неоднозначным было отношение к астрологии в образованных кругах. Среди сторонников астрологии были такие выдающиеся деятели византийской культуры, как фессалоникский митрополит Лев Математик (IX в.) и патриарх Иоанн X Каматир (XII - нач.XIII вв.), автор двух астрологических поэм. С другой стороны, существовала мощная оппозиция астрологии со стороны церкви и части учёных - таких, как Михаил Пселл (XI в.), Михаил Атталит (XI в.), Анна Комнина (XI-XII вв.) и др.

В раннесредневековой Европе возможности для распространения астрологии были ограничены из-за отсутствия планетных таблиц на латинском языке. Когда же в X - XI вв. в христианскую Европу через Испанию и другие центры арабской культуры попали переводы с арабского, то даже высшие церковные иерархи того времени отнюдь не чуждались занятий астрологией. Папа Сильвестр II (999 - 1003) "оставил труды по астрологии и астрономии. Ревностными астрологами были также папы Иоанн XIX (1024 - 1032) и Иоанн XXI (1276 - 1277)... Можно ещё назвать архиепископа Гильдеберта Турского (1057 - 1136), который написал апологетическую книгу об астрологии, названную "Математика" [10]. Эрцгерцог Леопольд Австрийский, епископ Фрейсингенский, написал в 1200 г. "Десять трактатов о науке звёзд". С другой стороны, известны случаи, когда астрологи подвергались репрессиям по подозрению в связи с нечистой силой.

Не возражая против астрологии по существу, но желая уничтожить в ней черты язычества, ещё с VIII в. (Беда Достопочтенный и др.) некоторые теологи и астрономы предлагали изменить названия и рисунки созвездий. Существуют средневековые календари, где Святой Петр занимает место Овна, Святой Андрей - место Тельца, и проч. В других календарях, изданных позже, мы на месте имен мифологических встречаем: Давид, Соломон, Цари волхвы, - одним словом, имена, заимствованные из Ветхого и Нового Завета. Фламмарион в "Истории неба" приводит карту, озаглавленную "Coeli stellari christiani hoemisphaerium prius". Большая Медведица заменена в ней Лодкой Святого Петра, Малая Медведица - святым Михаилом, Дракон - святыми Иннокентиями, Волопас - святым Сильвестром, Волосы Вероники - Плетью. Зодиакальные знаки в этой карте следующие: святой Петр, святой Андрей, святой Иаков старший, святой Иоанн, святой Фома, святой Иаков младший, святой Филипп, святой Варфоломей, святой Матфей, святой Симон, святой Иуда и святой Матфий. Мария Магдалина заняла место Кассиопеи, Андромеда превратилась в Гроб Господень, Персей уступил место святому Павлу, Цефей - святому Стефану, Возничий - святому Иерониму, Орион - святому Иосифу, и т.д., и т.д. Но эти перемены в названиях созвездий не были приняты.

Космос с Христом и апостолами (из книги Яна Глоговчика, 1513)
В средние века знаки Зодиака достаточно часто изображались в архитектурных орнаментах. Так, на портике церкви г. Коньяк представлен весь Зодиак, и каждый знак держит изображение одного из подвигов Геркулеса; подобный орнамент имеется на главном северном входе собора Парижской Богоматери, на базилике Сен-Дени, на Страсбургском соборе.

Возрастающее влияние на христианские народы иудеев, считавших астрологическую практику неотъемлемой частью талмудистских и каббалистических обрядов, привело к одновременному росту престижа астрологии и падению престижа папской и императорской власти. Во многом из-за этого, несмотря на большую популярность астрологии в эпоху позднего Средневековья, всегда находились достаточно активные её противники. Первым авторитетным духовным писателем, восставшим на астрологию с некоторым жаром, был Иоанн Салисберийский (XII в.). Он говорит, что влияние звёздных сочетаний на судьбу человека грубо преувеличенно, что астрология должна быть запрещаема церковью, а занимающиеся ею - подвергнуты каре; что астрология нечестива по существу, потому что лишает человека разумной и свободной воли, внушает ему веру в предопределение; что она клонится к язычеству, потому что переносит всемогущество Создателя с Его самого на Его творения. Он прибавляет, что знал лично многих астрологов, но не знал из них ни одного, на которого бы в конце концов, так или иначе, не обрушился гнев небесный.

Много сил для того, чтобы чётко определить отношение христианства к астрологии, приложил знаменитый теолог Фома Аквинский (1225 - 1274), пользовавшийся большой известностью в качестве астролога. Здесь он следовал по стопам своего учителя Альберта Великого (ок. 1193 - 1280), пытавшегося согласовать астрологию с религией и доказывавшего, что астрология (в ряду других наук) как естественное божественное откровение не может стоять в противоречии с откровением сверхъестественным и является низшей ступенью религии. Многие церковные деятели позднего Средневековья соглашались с авторитетом Фомы Аквинского, говорившего: "Пророчество и предсказание будущих событий по положению светил допустимо, потому что умение прогнозировать события относится к той области знаний, которая лежит в пределах возможностей человеческого духа и является известной ступенью развития человеческой мудрости" [11].

Весьма показательно, что живший на рубеже XIII-XIV вв. знаменитый схоласт Дунс Скот, наиболее последовательно отстаивавший свободу воли и отсутствие детерминизма, считал астрологию наукой, заслуживающей доверия, не находя в её принципах никакого фатализма.

В XIV-XVI вв. наблюдается наивысший подъем интереса к астрологии в Европе. В этот период астрологи работают при дворах большинства европейских правителей. В ряде университетов астрология преподается как научная дисциплина. Отношения астрологии и церкви в средневековой Европе осложнялись по тем же причинам, что и в эпоху эллинизма: астрология содержала элементы язычества и утверждала фаталистическое мировоззрение. Однако среди церковных деятелей было немало сторонников астрологии. Более того, ни одно сословье, ни один социальный класс не занимался астрологией с таким увлечением, как монахи. Они полагали, что течение звёзд подчинено Богу, и проводили (вслед за Фомой Аквинским) грань между научной астрологией и её популярными формами (в которых можно было встретить магию, молитвы, обращенные к божествам-планетам). Известно, что многие папы были неплохими астрологами. В 1305 г. кардиналы вызывали папу Климента V в Рим и, желая его убедить поторопиться, писали ему, что звёзды и планеты пришли в сочетания, указующие на самый благоприятный момент для его возвращения. Страстным астрологом был известный теолог и церковный деятель Пьер д'Айли (1350 - 1425). С уважением относился к астрологии и использовал её в жизни папа Сикст IV (1414 - 1484). Им был приглашён в Рим для подготовки реформы календаря крупнейший немецкий астролог и математик Региомонтан (1436 - 1476).

Савонарола упоминает о том, что в его время (XV столетие) все, кто только имел средства, держали у себя на дому астролога и он должен был давать им указания даже в мельчайших случаях жизни. Суровый проповедник утверждал, что и сама римская церковь "управляется астрологиею", потому что у каждого прелата есть свой астролог, которого он во всём слушается.

В инквицизионнных наставлениях к ведению следствия и допроса в числе возможных обвинений ничего не упоминается об астрологии, по крайней мере, в наставлениях, изданных в XIII и XIV столетиях. В 1290 г. Парижский университет, вкупе с местным великим инквизитором, издал список запретных книг, трактующих о некромантии, магии и прочих тайных науках; в нём вовсе не упоминается об астрологических сочинениях, которые в те времена обращались в публике во множестве. Запретить их представлялось невозможным ещё и по той причине, что авторство многих астрологических книг приписывалось церковным иерархам или даже библейским персонажам: например, считалось, что книга Гермеса-мага была получена кем-то из древних мудрецов прямо от архангела Гавриила. По словам Анжело Катто, к концу Средневековья не было ни одного короля или владетельного сеньора, двор которых отличался бы отсутствием астрологов.

Юлий II (1503 - 1513) определял по звёздам день, благоприятный для восшествия на папский престол, а Павел III (1534 - 1549) - часы проведения консисторий. Лев X (1513 - 1521) даже учредил астрологическую кафедру в Сапиенце - католическом университете в Риме. Аналогичные кафедры существовали в Болонье, Падуе, Париже. К астрологом благоволил папа Пий IV (1559 - 1565). Позже, на рубеже XVI - XVII вв., покровителем астрологии проявил себя и папа Урбан VIII (1623 - 1644), использовавший знания Т.Кампанеллы в этой области для борьбы с кланом Борджа.

Итальянские гуманисты состязались друг с другом в постижении тайн астрологии. Так, Кампанелла в книге "Город Солнца", название которой восходит к астрологической символике, использует её при описании города и быта его обитателей.

Целые астрологические "битвы" происходили в связи с вождем Реформации М.Лютером. В частности, конъюнкция Марса, Юпитера и Сатурна 1484 г. в зодиакальном знаке Скорпиона была истолкована как указание на рождение лжепророка (конъюнкция Юпитера с Сатурном считалась источником халдейской религии, конъюнкция Юпитера с Венерой - магометанской, а Юпитера с Меркурием - христианской религии), что послужило поводом для противников Реформации исправить дату рождения Лютера с 10 октября 1483 г. на 22 октября 1484 г. с целью присвоения ему титула лжепророка. С другой стороны, и сторонники Реформации не чуждались использования астрологии. Так, сподвижник Лютера Меланхтон читал в Виттенбергском университете лекции по птолемеевской астрологии, пользовавшиеся большой популярностью.

Но бывали и случаи, когда астрологи подвергались преследованию - благодаря популярности "науки о звёздах" расплодилось слишком много недоучившихся дилетантов и просто шарлатанов. Борясь с этим, папа Сикст V издал в 1586 г. буллу против астрологов, хиромантов и магов [10]. Итальянский казуист, инквизитор Цангино, говорит, что хотя эта наука входит в круг семи свободных искусств и законом не воспрещена, тем не менее, имеет явную склонность к идолопоклонству, подрывает догмат свободной воли и осуждается знатоками церковного права.

Таким образом, положение астрологов было довольно щекотливое. Духовное начальство, и особенно инквизиция, когда она установилась, могли их побеспокоить каждую минуту, потребовать от них разъяснений по поводу их занятий. Надо было распознать, какой именно астрологией человек увлекается: дозволенной или недозволенной, а сверх того - не присоединяется ли к астрологии ещё что-нибудь. При колоссальном искусстве инквизиторов раздвигать пределы виновности очень невинный на самом деле звездочёт-любитель мог оказаться и колдуном, и некромантом, да вдобавок ещё и еретиком. Если такие происшествия случались нечасто, то это зависело лишь от чрезвычайного почтения, каким астрология пользовалась у сильных мира сего.

Многие в то время разделяли мнение Петрарки, который говорил, что астрологи - народ очень полезный, пока они занимаются предсказанием затмений, гроз, бурь, дождей, но когда они принимаются предсказывать судьбы людей, то становятся лжецами. Инквизитор Эймерих говорил, что если человек подозревается в некромантии и в то же время окажется астрологом, то можно быть уверенным, что он некромант, потому что эти две науки тесно соприкасаются и почти всегда изучаются вместе. Геерт Гроот, мистик XIV в., обвинял астрологию в нечестии, ереси, попрании божеских законов. В Испании Педро Жестокий Кастильский и Педро IV Арагонский держали при своих дворах толпы астрологов (около середины XIV в.), а в конце столетия Хуан I Кастильский причислил астрологию к запретным видам ворожбы. Знаменитый демонолог Шпренгер высказал мнение, что занятие астрологией необходимо предполагает безмолвный договор с дьяволом. Притом много других тайных наук уже было признано делом бесовским, и эта же участь неизбежно ждала астрологию. Довольно решительный удар был ей нанесен во Франции по делу астролога Симона де Фареса в конце XV в. Разбирательство этого дела привело к тому, что факультет теологии Парижского университета обнародовал своё заключение, что астрология - наука ложная, суеверная и потому вредная, "искусство, изобретенное сатаною", и потому подлежит строгому преследованию духовных и светских властей. Парламент объявил во всеобщее сведение, что занятие астрологией впредь воспрещается, как равным образом запрещается и публике прибегать к услугам астрологов. Типографам запрещено было печатать астрологические книги, а книгопродавцы обязывались все имеющиеся у них книги по этой части представить местным епископам. Правда, это запрещение в значительной мере оправдывалось тем, что около того времени к астрологии постепенно пристроились и примешались совсем другие отрасли волшебных искусств. Так, многие астрологи изготовляли кольца, ладанки, зелья, сообщая им силу и влияние известных планет и знаков Зодиака; эти вещи являлись, в сущности, предметами колдовства; особый прибор, якобы астрологический, так называемая "астролябия", служил для ворожбы о пропажах, для предсказания будущего. И всё это подробно описывалось в астрологических сочинениях, иногда занимая в них далеко не второстепенное место. Однако популярность астрологии была так велика, что всего лишь через какой-то десяток лет после шумного дела Симона де Фареса астрология во Франции вновь процветала.

Даже в XVII в. во многих странах астрология пользовалась почётом. Знаменитый астролог Жан Батист Морен де Вильфранш, автор фундаментального труда "Astrologia gallica", опубликованного в 1661 г. и до сих пор не потерявшего свою ценность, в молодости был астрологом епископа Булонского, а впоследствии - личным астрологом кардинала Ришельё и славился точными астрологическими расчётами. Жак Гаффарель также давал Ришельё астрологические консультации.

Глубокая вера Иоганна Кеплера (1571 - 1630) в наличие внутренней гармонии, лежащей в основе мироздания, вдохновила его на открытие трех законов обращения планет вокруг Солнца, а также на обновление астрологической теории.

Несмотря на то, что Новое время принесло гонения астрологии, как со стороны церкви, так и со стороны материалистической науки (после открытия Н.Коперника), многие серьезные философы, математики, учёные других направлений, религиозные деятели не только отдавали дань уважения древней "науке о звёздах", но и сами активно занимались астрологией, считая её способной приоткрыть им тайны мироздания.

На Руси дела о колдовстве вообще и астрологии в частности были предоставлены ведению духовенства с самого начала, т.е. с момента обращения Руси в христианство. В церковном уставе, писанном ещё при Владимире, сказано, что духовный суд ведает "ветьство, зелейничество, потворы, чародеяние, волхвования"; и за все эти преступления, как и в Западной Европе, полагалось сожжение на костре. На Руси никогда не было такого ужасающе торжественного аутодафе, как в Испании, но об отдельных случаях костровой расправы в летописях упоминается. Так, в 1227 г. в Новгороде "изжгоша волхвов четыре". В Никоновской летописи, где описан этот случай, упоминается, между прочим, о том, что бояре заступались за волхвов, но, к сожалению, не разъясняется причин этого заступничества.

В указе, изданном в 1552 г., повелевается "кликать по торгам, чтоб к волхвам, чародеям, звездочётам не ходили", и ослушникам угрожали опалой и духовным запрещением. "А если бы, - говорится в одной патриаршей грамоте XVI в., - в котором месте или селе будет чаровница или ворожка, сосуды диавольские, или волшебница, да истребится от церкви, и тех, которые диаволом прельстившися до чаровниц и до ворожек ходят, отлучайтеся". В одном из рукописных сборников XVI в. в перечислении разных грехов находим: "Грех есть к волхвам ходити, вопрошать или в дом приводити, или чары деявше - опетимья 40 дней". Следует отметить, что на Руси наказания за занятия астрологией были куда мягче, чем в Западной Европе.

В то время в народе распространилось немало списков так называемых "отреченных" книг. К любимейшим из этих книг относились те, в которых трактовалась наука о звёздах. Духовенство считало пользование такими книгами безумием: "В них же безумнии люди верующе волхвуют, ищуще дний рождения своего, санов получения и урока житию". В "Стоглаве" упоминается о том, что люди, затевавшие судебные дела, часто обращались к ведунам и "чародейники от бесовских научений пособие им творят, кудесы бьют и в "Аристотелевы Врата" и "Рафли" смотрят и по планетам гадают, и на те чарования надеятся поклепца и ябедник, не мирятся и крест целуют и на поли бьются".

Все эти книги духовенство объявило "еретическими писаниями" и предавало пользующихся ими проклятию. Эти книги иногда назывались "болгарскими баснями", из чего следует заключить, что они проникли на Русь через Болгарию. М.Орлов отмечает, что русский народ крепко полюбил эти книги, вероятно, потому, что то, что в них содержалось, совпадало с его старыми верованиями, или потому, что в них дело шло о таких вещах, которые народ издревле считал важными и нужными [13].

Страстная приверженность народа к старой вере во всех этих её проявлениях, вроде колдовства и магических книг, раздражала духовенство. Сначала оно метало в еретиков только словесные громы и молнии, а потом понемногу стало требовать и суровых мер.

При Иване Грозном (1533 - 1584) было подтверждено узаконение о сжигании чародеев; царь, как известно, ужасно их боялся. По делам XVII в. видно, однако, что сжигание применялось в то время уже редко: колдунов и колдуний ссылали в отдаленные места, в монастырь, но не жгли, хотя сожжение признавалось всё-таки законной карой чародеев. Самый набожный из русских царей XVII в. Алексей Михайлович (1645 - 1676) покровительствовал развитию астрологии, и в этом не усматривалось ничего богопротивного. В это же время большую популярность на Руси приобрели альманахи, куда входили астрологические разделы. "Брюсов календарь" (1-е изд. 1709) на протяжении XVIII и XIX вв. был одной из самых популярных в народе книг, и церковь ничего не могла с этим поделать.

В наши дни среди представителей христианской церкви, как католической, так и православной, продолжают существовать разногласия по поводу отношения к астрологии, сводящиеся в основном всё к тем же вопросам: является ли астрология разновидностью религии, ущемляет ли она свободу воли человека, не противоречит ли она воле Божьей?

Негативный настрой церковных кругов по отношению к астрологии объясняется несколькими факторами: безответственные "пророчества" отдельных людей проецируются на представление об астрологии в целом; с другой стороны, многие люди имеют устаревшее представление об астрологии, базирующееся, в основном, на легендах о средневековых астрологах и колдунах; кроме того, церковь видит в занятиях оккультными науками отход от знания и понимания истин Христовых. Подобные взгляды на астрологию и оккультизм в целом выразились в принятии Архиерейским собором Русской православной церкви в ноябре 1994 г. определения "О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме", в котором констатируется, что от православной церкви отлучили себя люди, разделяющие несовместимые с христианством учения, среди которых были указаны астрология, теософское общество, основанное Е.Блаватской, "Живая Этика", различные учения "эры Водолея" и др.

Вместе с тем, многие духовные лица проявляют большую толерантность по отношению к астрологии. Так, отец Александр Мень отмечает: "Астрология допустима, если она не притязает быть эрзац-религией, как это часто у нас бывает... Астрология как псевдорелигия, конечно, является просто вредной... Астрология возможна как наука. Тогда она говорит о том, что на нас влияет космос, материально и, возможно, духовно. Но она может стать и суеверием... Когда человек считает, что астрология его связала по рукам и ногам, что он уже детерминирован, что никуда не денешься, что выбора нет, вот тут начинается суеверие - это начинается рабство. Не исключено, что кроме влияния наследственности, кроме влияний различных физических на человека влияет и Космос. Но это вовсе не значит, что человек раб... мы уже ни за что не отвечаем... оказываемся просто марионетками в руках различных сил, в том числе и созвездий".

Сходное отношение к астрологии мы наблюдаем и у представителей других направлений современного христианства. 


Вернуться к чч. I - II

Выскажите своё мнение!

Вернуться к рубрике "Христианство и астрология"

Вернуться к рубрике "Астрология в культуре"

Вернуться на титульную страницу


TopList